alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Сергей Варфоломеев. Суверенные деньги против гегемонии банкиров

Оригинал взят у serg_kmdzв Суверенные деньги против гегемонии банкиров

К власти стремятся многие: промышленники, политики, газетчики, почти все военные … Но на самом деле … власть – это мы … Власть – это деньги.


Большинство людей, включая достаточно высоко образованных, плохо и во многом неправильно понимают, что такое деньги в современном мире и кто контролирует их выпуск. Если спросить типичного обывателя о том, кто осуществляет выпуск денег в стране, то он скорее всего ответит, что это делает государство или центральный банк страны, имея в виду, как правило, бумажные деньги, а не электронные (безналичные) деньги. Если его спросить о том, может ли государство с помощью выпуска денег (денежной эмиссии) финансировать свои расходы, то ответ скорее всего будет утвердительным. Во многом всё это является заблуждением.

Выпуск наличных (бумажных) денег осуществляют центральные банки стран, которые, как правило, по закону или по конституции независимы от центральной исполнительной власти, а в некоторых случаях вообще являются частными, а не государственными учреждениями. Происходит выпуск наличных денег исключительно в обмен на безналичные с корсчетов коммерческих банков в центробанке. Непосредственно в обращение наличные деньги попадают уже из касс коммерческих банков. Можно сказать, что по сути де-факто выпуск наличных денег осуществляется коммерческими банками, а центробанк лишь обеспечивает поддержку этого процесса. Напечатанные наличные в хранилище центрального банка – это, и с экономической, и с юридической точки зрения, еще не деньги. Это просто "денежные знаки", они еще не являются "выпущенными" наличными деньгами. Деньгами они становятся когда их покупает тот или иной коммерческий банк за счёт своих средств на корсчету в центробанке.

С формальной точки зрения только наличные (бумажные и монетные) деньги являются так называемым "законным платежным средством" (legal tender), что означает обязательность принятия их в оплату любых долгов на территории конкретной страны. Хотя в реальной жизни, как правило, в оплату долгов с удовольствием принимаются и безналичные деньги.

Объем безналичных денег в стране обычно значительно превышает объем наличных. Под безналичными деньгами имеются в виду остатки на текущих (расчетных, карточных и т.п.) банковских счетах в национальной валюте данной страны. Их выпуск осуществляется в основном коммерческими банками. Причём выпускают коммерческие банки такие безналичные деньги "из воздуха" – путем простой бухгалтерской проводки. Существуют правда определенные ограничители такой деятельности. Наиболее очевидным ограничителем является требование об обязательном резервировании, заключающееся в том, что банки должны поддерживать сумму остатка на корсчету в центробанке и наличных в кассе в объеме не меньшем определенного процента от обязательств банка по текущим счетам и иным вкладам. Процент этот небольшой – обычно не более 10%. По этой причине современное банковское дело называют "банковским делом с частичными резервами" (fractional reserve banking). Более значимым на сегодняшний день ограничителем для коммерческих банков выступают требования по поддержанию достаточности капитала (capital adequacy) – например, собственный капитал банка должен составлять не менее 8% от рисковых активов (это упрощенное определение).

Центробанк может существенно влиять на потенциальное увеличение объема безналичных денег – предоставляя кредиты банкам, либо выкупая у них те или иные ценные бумаги, либо покупая у них безналичную иностранную валюту. В каждом из этих трёх вариантов будет происходить увеличение остатков на корсчетах банков в центробанке, что означает увеличение резервов банков, а значит расширение их возможностей по кредитованию (созданию безналичных денег). В случае, если коммерческие банки выступают в данных операциях центробанка (кредитовании, покупке ценных бумаг или валюты) лишь в качестве посредников, а конечными контрагентами выступают клиенты банков, то центробанк уже напрямую осуществляет создание безналичных денег – при каждой из таких операций будет происходить увеличение остатков по текущим счетам в национальной валюте в коммерческих банках. При операциях центробанка противоположной направленности (продаже ценных бумаг или валюты, либо погашении выданных центробанком кредитов) будет всё наоборот – либо будет происходить сужение возможностей банков по кредитованию (созданию безналичных денег), либо будет непосредственно происходить уничтожение безналичных денег.

Как и коммерческие банки, центробанк осуществляет кредитование счетов своих клиентов за счёт средств "из воздуха" – путем простой бухгалтерской проводки. При этом он не имеет ограничений применяемых к коммерческим банкам – обязательные резервы, нормативы достаточности капитала и т.д. Однако то, что центробанк может безвозмездно "напечатать" "из воздуха" безналичных денег для правительства, является мифом. Центробанк не может прокредитовать чей-либо счёт (правительства, минфина, казначейства, государственного или частного банка и т.д.) просто так – не получив взамен какой-либо актив, актив в традиционном бухгалтерском смысле слова, т.е. что-то способное дать будущие экономические выгоды. Такими активами могут быть либо кредиты (как правило под залог гособлигаций), либо ценные бумаги (в основном гособлигации), либо активы в инвалюте (текущие и депозитные счета в международных банках, иностранные ценные бумаги и т.д.). Более того, как правило существует на уровне государственного закона запрет на прямое кредитование центральным банком правительства. Т.е. деньги правительству центробанк не может предоставить не только безвозмездно, но даже и в виде прямого кредита.

Центральный банк – это "банк для банков". В его задачи не входит забота об экономическом развитии страны, финансирование промышленности и т.п. Исторический переход от "свободного банковского дела" (free banking) к современному "центральному банковскому делу" (central banking) произошёл скорее не вопреки, а в интересах частных банкиров. Введение института современного центрального банка придало частным банковским системам стран большую стабильность и устойчивость. Вместе с тем, достижение того, что в научных и политических кругах доминирует мнение о необходимости соблюдения достаточно высокой степени независимости центральных банков от правительств государств, обеспечивает соблюдение интересов коммерческих банков (центробанки не конкурируют с ними, а наоборот – помогают и поддерживают).

Прошу прощения за этот ликбез. Я понимаю, что возможно многие читатели и так хорошо знают все эти выше затронутые моменты. Просто иногда, по-моему, необходимо вкратце изложить и хорошо известные вещи – чтобы было меньше недопонимания.

По некоторым оценкам около 95% новых денег создается (выпускается) коммерческими банками в виде текущих счетов, которые с другой стороны (банковского баланса) являются выдаваемыми под процент кредитами.

Если рассматривать вопрос контроля над созданием (выпуском) денег в общемировом масштабе, то следует иметь в виду роль международных расчетных и резервных валют. Главной такой валютой на сегодняшний день является американский доллар. Его зачастую даже называют мировой валютой. Второй по значимости международной валютой является евро. Внутри стран расчеты в иностранных валютах как правило запрещены. Поэтому с формальной точки зрения доллары и евро у нас в общем-то деньгами не являются. Но если учитывать, что мы живем во всё более и более глобализирующемся мире, в котором роль международных расчётов очень велика и порядок трансграничных потоков капитала в значительной степени упрощен, то безусловно международные расчётные валюты де-факто являются самыми настоящими деньгами практически во всех странах мира. В результате значительная часть активов и пассивов банков во многих странах мира деноминирована не в национальных валютах, а в международных валютах (в основном в долларах), и финансирование предприятий во множестве стран в значительной мере зависит в конечном счёте не от местных банковских систем, а от международных банкиров.

Недавний мировой финансовый кризис хорошо продемонстрировал эту зависимость. Согласно обстоятельному отчёту Института Международных Финансов (Institute of International Finance) в 2007-2009 гг. произошло значительное сокращение кредитных потоков с Запада на Восток. По оценкам данной организации чистое банковское кредитование Западом 8 крупных развивающихся европейских стран-заемщиков (Болгария, Венгрия, Польша, Россия, Румыния, Турция, Чехия, Украина) в 2007 г. было положительным и составляло 172 млрд. долл. США. В 2009 г. вместо притока кредитных ресурсов в эти 8 стран был уже отток на 47 млрд. долл. Если исключить из списка Россию, то цифры были бы 106 и минус 26 млрд. соответственно. Т.е. отдельно по России цифры были плюс 66 и минус 21 млрд. соответственно.

На международном уровне действует в целом тот же принцип создания денег, что и на уровне отдельно взятой страны, за исключением того, что центральный банк какой-либо страны в этом процессе напрямую не участвует. На тему евродолларового мультипликатора 30-40 лет назад было много споров и написано много работ. Сейчас вряд ли кто-то будет спорить, что в целом по всей видимости был прав нобелевский лауреат 1976 года Милтон Фридман со своей широко цитируемой статьёй "Евродолларовый рынок: некоторые первые принципы" ("The Euro-Dollar Market: Some First Principles"), изначально опубликованной ещё в октябре 1969 года в "Morgan Guaranty Survey" – издании Morgan Guaranty Trust Company (так назывался в те годы банк JPMorgan). Принцип тот же – "перо бухгалтера за работой" ("bookkeeper's pen at work"), как любил выражаться Фридман. Причём многие подразделения транснациональных банков не имеют такого ограничителя как обязательные резервы. Ведь во многих странах, включая Великобританию и целый ряд британских островных оффшоров, отсутствуют требования об обязательном резервировании со стороны официальных регулирующих органов. Результат роста этого (не межбанковского) евродолларового рынка можно продемонстрировать следующим примером. На конец 2011 года по данным Банка международных расчетов (БМР) у всех банков-нерезидентов США было долларовых обязательств перед небанковским сектором на сумму более чем в 4 трлн. долл. США. Понятное дело, что далеко не все из этих обязательств банков, о которых шла речь, являются деньгами как таковыми, т.е. текущими счетами либо иными счетами до востребования. Но в целом всё же эти обязательства банков можно рассматривать как "почти деньги", поскольку срок трансформации большинства депозитов, депозитных сертификатов и иных подобных банковских обязательств в текущие счета очень мал. Таким образом, если быть точным, то не межбанковский евродолларовый рынок на конец прошлого года составлял $4119 млрд. Данную цифру можно получить из статистических данных БМР. Называется такая статистика - Locational banking statistics. Нужные данные находятся в разделе 5 - “Currency breakdown of reporting banks' international positions”. В подразделе “External positions vis-a-vis the non-bank sector” будет цифра 2,856.3 (млрд. долл.) – внешние долларовые обязательства банков-нерезидентов США. А в подразделе “Local positions in foreign currency vis-a-vis all sectors and vis-a-vis the non-bank sector” будет цифра 1,263.1 (млрд. долл.) – внутренние долларовые обязательства банков-нерезидентов США.

Создание (выпуск) денег, как видно, обеспечивается в рамках традиционной (кредитование, открытие текущих и депозитных счетов) деятельности банков. Однако, далеко не всегда в современном мире инициация выпуска денег и/или предоставления финансовых ресурсов происходит в рамках этой традиционной деятельности (коммерческих) банков. Большинство транснациональных банков на сегодняшний день являются полностью универсальными – кроме традиционной банковской деятельности они занимаются и инвестиционным банковским делом, управлением активами, предоставлением услуг хранителя ценных бумаг и т.д. Все эти направления бизнеса могут как сосуществовать в рамках единой организации, так и быть выделенными в виде отдельных юридических лиц. Значительная часть предоставляемых мировой экономике кредитных ресурсов порождается не традиционными (коммерческими) банками, а рынком – денежным рынком и рынком капиталов. Но "рулят" этим процессом всё те же банки – их специализированные подразделения. Долги в данном случае оформляются не в виде кредитного договора, а в виде долговых ценных бумаг называемых, как правило, облигациями. Банки тут играют роль посредника между заёмщиками (государствами, муниципалитетами, государственными и частными компаниями) и инвесторами (пенсионными и инвестиционными фондами, страховыми компаниями, другими коммерческими и инвестиционными банками, состоятельными частными лицами и т.д.). Многие из этих долговых ценных бумаг имеют довольно сложную структуру. Они появляются в результате так называемой секьюритизации, представляющей собой трансформацию определенных частей кредитных портфелей коммерческих банков в специальные долговые ценные бумаги и продажу их на глобальных рынках капитала. Практически все ценные бумаги выпускаются в бездокументарной (электронной) форме. Учет прав собственности и расчеты по ним осуществляют так называемые хранители (custodians), наиболее крупные из которых также входят в ту или иную международную банковскую группу.

За последние три десятилетия масштабы предоставляемого через рынок ценных бумаг кредита выросли колоссально и сейчас превышают по объему размеры традиционного банковского кредитования. В начале финансового кризиса 2007-2009 гг. появился даже специальный термин для обозначения этой не традиционной банковской деятельности – "теневое банковское дело" (shadow banking). А в июле 2010 года Федеральный Резервный Банк Нью-Йорка выпустил исследовательский отчет посвященный этой тематике именно с таким названием – "Shadow Banking". В соответствии с этим отчетом на начало кризиса "теневая" банковская система США обеспечивала кредита на 20 трлн. долл., что почти в 2 раза превышало объем кредита от традиционной банковской системы (11 трлн.). Кризис несколько выровнял ситуацию – на июль 2010-го это было 16 и 13 триллионов соответственно. Применение прилагательного "теневое" в данном случае не подразумевает незаконность или скрытость. "Теневая" банковская деятельность, о которой много говорят в последние годы, ведётся уже давно, и абсолютно законно и открыто. Но вот регулируется она гораздо менее жестко, чем традиционная банковская деятельность. К ней не применяются, например, ни требования по обязательному резервированию, ни требования по поддержанию достаточности капитала. Её бурное развитие в последние десятилетия отчасти и вызвано стремлением к использованию этого "регуляторного арбитража". Правда защищённость от кризисных явлений у "теневого" банковского бизнеса гораздо ниже, чем у традиционной банковской системы – нет доступа к прямой поддержке со стороны центробанка. Но всё же более глубинными мотивами международных банков в отношении значительного переключения с традиционного кредитования на рынок облигаций и секьюритизацию представляются стремление к сверхприбылям и создание возможности списать всё (в случае чего) на "рынок", "кризис" и т.д.

Сверхприбыли можно извлекать именно на рынке ценных бумаг, а не от традиционного кредитования. Все крупные инвестиционные банки (из чистых инвестбанков, не занимающихся традиционной банковской деятельностью, успешно переживших кризис, осталось только 2 – Goldman Sachs и Morgan Stanley) и инвестиционно-банковские подразделения транснациональных банков имеют на своих балансах внушительные позиции по активам, которыми они торгуют за свой счет и от своего имени (proprietary trading). Торгуют, естественно, для извлечения прибыли – купил дешево, продал дорого. В каком-то смысле это можно назвать "торговлей невежеством". "Невежество" контрагентов трейдеров инвестиционных банкиров может выражаться и в банальной нехватке ума, и в нехватке необходимых высоко специализированных знаний, и в отсутствии доступа к важной информации. Как было сказано в известной документальной книжке "Покер лжецов" ("Liar's poker", 1989 г.) "Люди, работающие на торговой площадке, могут не иметь даже законченного среднего образования, но они доктора наук в области человеческого невежества. На любом рынке, как и при игре в покер, есть свой дурак.", т.е. для успеха в этом деле, кроме всего прочего, очень важно хорошо уметь обманывать людей. Ну а что касается возможности "списать на рынок", так это про то, что инвестиционные банкиры, как правило, имеют и солидные подразделения по управлению активами как институциональных, так и частных инвесторов. Тут уже основным источником дохода является не разница в ценах продажи и покупки, а комиссионный процент от рыночной стоимости активов в управлении. В случае сильного кризиса или просто очень низкой (или несколько отрицательной) доходности управляемого портфеля активов всё можно списать на рынок (репутация не сильно пострадает, если у основных "конкурентов" будут примерно такие же плохие результаты). А "рынок" в современном мире является понятием чуть ли не теологическим – он всегда прав и "знает как надо".

Размеры совокупных активов транснациональных банков огромны. Для иллюстрации приведу цифры по состоянию на конец 2011 года. В следующей таблице приводится рейтинг 55 крупнейших по совокупным активам финансовых учреждений мира за исключением центробанков, международных финансовых институтов (МФИ), а также банков, контролируемых каким-либо банком из приведенных в таблице.

Имя учрежденияСтранаАктивы (US$ млрд.)FX
1Fannie MaeСША3 2111,0000
2Deutsche BankГермания2 8001,2939
3Mitsubishi UFJЯпония2 71377,7200
4HSBCВеликобритания2 5561,0000
5BNP ParibasФранция2 5431,2939
6Japan Post BankЯпония2 51777,7200
7ICBCКитай2 4566,3009
8Credit AgricoleФранция2 4321,2939
9BarclaysВеликобритания2 4171,5461
10Royal Bank of ScotlandВеликобритания2 3301,5461
11JPMorgan ChaseСША2 2661,0000
12Freddie MacСША2 1471,0000
13Bank of AmericaСША2 1371,0000
14Mizuho Financial GroupЯпония2 07777,7200
15China Construction BankКитай1 9496,3009
16Bank of ChinaКитай1 8786,3009
17CitigroupСША1 8741,0000
18Agricultural Bank of ChinaКитай1 8536,3009
19Sumitomo Mitsui Financial GroupЯпония1 78677,7200
20INGНидерланды1 6551,2939
21SantanderИспания1 6191,2939
22Societe GeneraleФранция1 5291,2939
23UBSШвейцария1 5030,9403
24Lloyds Banking GroupВеликобритания1 5011,5461
25BPCEФранция1 4731,2939
26Wells FargoСША1 3141,0000
27UniCreditИталия1 1991,2939
28Credit SuisseШвейцария1 1160,9403
29China Development BankКитай9926,3009
30RabobankНидерланды9471,2939
31AXAФранция9451,2939
32NordeaШвеция9271,2939
33Goldman SachsСША9241,0000
34NorinchukinЯпония91877,7200
35CommerzbankГермания8561,2939
36AllianzГермания8301,2939
37Intesa SanpaoloИталия8271,2939
38MetLifeСША8001,0000
39Royal Bank of CanadaКанада7941,0170
40BBVAИспания7731,2939
41National Australia BankАвстралия7671,0156
42Morgan StanleyСША7501,0000
43Toronto-DominionКанада7471,0170
44Bank of CommunicationsКитай7326,3009
45Commonwealth Bank of AustraliaАвстралия7131,0156
46WestpacАвстралия6721,0156
47KfWГермания6401,2939
48Prudential FinancialСША6251,0000
49ScotiabankКанада6121,0170
50ANZАвстралия6081,0156
51BFCMФранция6061,2939
52Standard CharteredВеликобритания5991,0000
53Danske BankДания5965,7456
54AIGСША5561,0000
55Assicurazioni GeneraliИталия5471,2939


Рейтинги центробанков и МФИ можно посмотреть в следующих моих записях - http://serg-kmdz.livejournal.com/8554.html и http://serg-kmdz.livejournal.com/11029.html. Как видно активы многих международных банков сопоставимы с активами крупнейших центробанков мира, а суммарно во много раз их превышают.

Для справки в последнем столбце приведен курс функциональной валюты (в которой представляется финансовая отчётность учреждения) к доллару США. По каждой цифре активов могу дать гиперссылку на источник информации. Цифры почти по всем австралийским и канадским банкам оценочные – по ним отсутствует отчётность на конец декабря 2011 г. По австралийским банкам – среднее цифр на конец марта 2012 г. и на конец сентября 2011 г. А по канадским банкам – взвешенное среднее цифр на конец января 2012 г. и на конец октября 2011 г.

Большинство из приведенных в таблице учреждений являются транснациональными банками, не контролируемыми официальными властями какого-либо государства. Однако, имеется целый ряд исключений.

В верхней части таблицы находятся 2 гигантских ипотечных агентства США - Fannie Mae и Freddie Mac. Это учреждения специфические. Они имеют статус поддерживаемых правительством предприятий (government-sponsored enterprise – GSE). Вместе с тем они являются частными и их акции до 8 июля 2010 г. котировались на биржах, а сейчас торгуются на внебиржевом рынке (после делистинга 7 июля 2010 г.). Вследствие ипотечного кризиса в США оба агентства попали c 7 сентября 2008 г. под "опекунство" ("conservatorship") Федерального агентства жилищного финансирования США (Federal Housing Finance Agency - FHFA) и пребывать в таком положении будут до их полного финансового оздоровления.

На шестой строчке с активами более чем $2,5 трлн. находится Japan Post Bank. Этот банк никак не транснациональный, а чисто японский, причём все 100% его акций принадлежат Japan Post Holdings, акции которой на 100% принадлежат японскому правительству. Правда, приватизация последней дебатируется в Японии постоянно и давно.

Некоторые банки являются кооперативными - голландский Rabobank и японский Norinchukin. Французские группы BPCE и BFCM также в значительной степени являются кооперативными. А немецкий KfW – это банк развития, контролируемый правительством Германии. Все эти учреждения на бирже не котируются.

В рейтинг вошли и 2 чистых инвестбанка - Goldman Sachs и Morgan Stanley. Правда, в процессе кризиса они всё же получили статус банковских холдинговых компаний (bank holding companies – BHCs) – чтобы в случае чего иметь доступ к поддержке со стороны ФРС.

Вошли в рейтинг и 5 крупнейших страховщиков - AXA, MetLife, Prudential Financial, AIG, Assicurazioni Generali. А немецкий Allianz – это страховщик и управляющий активами.

В процессе кризиса некоторые изначально частные западные банки были частично "огосударствлены" – Казначейство США приобрело 27% в Citigroup, а Казначейство Её Величества (HM Treasury) приобрело 43% и 84% в Lloyds и RBS соответственно. Однако, из заявлений представителей правительств этих стран было видно, что приватизация данных долей государства в банках совсем не за горами и обязательно произойдет, если с кризисом покончено. Казначейство США продало все свои акции в Citigroup уже к концу 2010 г. Несмотря на то, что государство стало владеть контрольным пакетом в RBS, принципы деятельности этого банка едва ли как-то изменились – он по прежнему остаётся частью "системы", просто получил на время дополнительные гарантии поддержки со стороны государства. На конец 2011 г. HM Treasury принадлежало 66,9% обыкновенных акций RBS и 82,2% совокупного акционерного капитала; а в Lloyds - 40,2% обыкновенных акций. В результате кризиса "огосударствлён" был и страховой гигант AIG (American International Group). На 31 января 2012 г. Казначейство США имело в нём 77%.

А вот 4 крупнейших китайских банка (ICBC, China Construction, Bank of China, Agricultural Bank of China) принадлежали государству изначально. Но в 2005-2010 гг. все они успешно осуществили IPO своих акций и теперь имеют и частных акционеров. Причём имеются планы по дополнительным IPO, т.е. тенденция к приватизации среди китайских банков будет, по всей видимости, только нарастать. China Development Bank полностью находится под контролем государства – это 1 из 3 китайских так называемых "политических банков" ("policy banks"). А Bank of Communications – первопроходец среди китайских банков на пути приватизации. Он получил листинг на Гонконгской фондовой бирже ещё в июне 2005-го. На конец 2011 г. государство в лице китайского минфина имело в нём всего 26,52%, а крупнейшим частным акционером является HSBC – 18,63% через своё крупнейшее подразделение Hongkong and Shanghai Banking Corporation (самый большой банк в Гонконге, имеющий право выпускать большую часть наличных гонконгских долларов).

В выпуске The Economist начала июля 2010 г. был целый блок статей, посвящённых китайским банкам. Одна из них называлась "Great Wall Street", т.е. "Великая Уолл-Стрит" (игра слов – Wall означает "стена" – великая китайская стена). В конце данной статьи авторитетное британское издание по сути чётко проговаривает то, в каком направлении будут (и должны) развиваться китайские банки. Экономика постепенно должна переключится с инвестиций на потребление. Это заставит банки диверсифицировать свою деятельность и вывести часть активов в отдельные подразделения, работающие на рынках капиталов (т.е. на рынках ценных бумаг). Государство по прежнему будет иметь значительный контроль, но принципы деятельности китайских банков практически уже не будут отличаться от западных. При этом доля государства будет постепенно уменьшаться – приватизационный процесс должен идти. Если китайские банки хотят занять должное место среди глобальных лидеров финансового мира, то правительство не должно играть определяющей роли в их управлении. Таков "рецепт" британского The Economist.

Упомяну отдельно ещё некоторые крупные банки и иные финансовые фирмы, которые не уместились в мой рейтинг наибольших 55, указывая в скобках размер активов на конец 2011 г. в млрд. долл. США: японские Resona (535), инвестбанк Nomura (431) и страховщик Dai-ichi Life (420); бельгийские Dexia (534) и KBC (369); немецкие DZ Bank (525), LBBW (483) и BayernLB (400); голландские ABN AMRO (524) и страховщик и управляющий активами Aegon (447); бразильские Banco do Brasil (523), Itau Unibanco (454) и Bradesco (385); канадские Bank of Montreal (493) и CIBC (382); британские страховщики Aviva (483) и Prudential (423); китайские China Merchants Bank (444), China Citic Bank (439), Shanghai Pudong Development Bank (426), страховщик Ping An Insurance (363) и China Minsheng Banking Corp. (354); испанский сбербанк La Caixa (365); шведские Handelsbanken (357) и SEB (343); норвежский DnB NOR (355); американские холдинг Berkshire Hathaway (393), U.S. Bancorp (340) и Bank of New York Mellon (326); российский Sberbank (337); индийский State Bank of India (335); итальянский Banca Monte dei Paschi di Siena (311). Тут я перечислил всего 32 фирмы. Это практически все из тех, у кого активы на конец 2011 года были в диапазоне от 310 до 540 млрд. долл.

Для сравнения – совокупные активы всех российских банков составляли на конец 2011 г. около 1,1 триллиона долларов. Т.е. активы Сбербанка России – это более 30% активов всей банковской системы РФ. Если к Сбербанку добавить 211 млрд. долл. активов ВТБ, то получится 50%.

Возможно, и не стоило в данной статье давать такую детализацию, но я посчитал всё же нужным обозначить "имена" и соответствующие им цифры – для справки и точности "картины".

Можно было бы привести также рейтинг по рыночной капитализации, по объёму активов в управлении (не находящихся на балансе – для тех фирм, которые занимаются этим бизнесом) и по некоторым другим показателям. Всё это конечно интересно и уточнило бы "картину", но было бы уж точно уходом от основной темы.

Приведу тут только ещё несколько "имён" и цифр касательно одной специфической сферы деятельности некоторых банков – учёта прав собственности на ценные бумаги. Эта сфера деятельности иногда называется обслуживанием активов (asset servicing), что подразумевает их хранение (custody) и администрирование. Но чаще всё это называется одним словом – "custody", а банки в такой своей роли выступают в качестве "custodians", т.е. хранителей. Доминируют в custody некоторые наиболее крупные международные банки, а также несколько специализированных (но также международных) банковских структур. Под хранением подразумевается открытие и ведение счетов в ценных бумагах и обеспечение расчетов по ним. В рамках выполнения такой роли данные глобальные банки часто называют глобальными хранителями (global custodians). Крупнейшими их клиентами выступают управляющие активами крупных пенсионных, инвестиционных и иных фондов, которые зачастую по закону обязаны нанимать независимого хранителя. Под администрированием же подразумевается выполнение роли администраторов (не путать с управляющими) различных фондов – это не учёт прав собственности на обычные ценные бумаги, как при хранении, а учёт прав собственности участников фондов на их пенсионные, инвестиционные и т.д. счета в этих фондах, т.е. прав на причитающуюся им долю активов фондов. "Большая четвёрка" банков в этом бизнесе – это BNY Mellon (Bank of New York Mellon), JPMorgan Chase, State Street и Citi (Citigroup). У каждого из них активов на хранении (assets under custody – AUC) по более чем на 10 трлн. долл. США. На территории Канады BNY Mellon действует через совместное (50-50) предприятие с CIBC (Canadian Imperial Bank of Commerce) под названием CIBC Mellon. Суммарная стоимость активов на хранении и в администрировании у BNY Mellon составляет почти $26,6 трлн. У State Street цифры чуть поскромнее – всего активов на $23,2 трлн., из которых на хранении $15,9 трлн. Оба эти банка можно считать специализированными (кастодиальными) банками – у них явно доминирует именно эта линия бизнеса. Цифры JPMorgan – на хранении $17,9 трлн., в администрировании $7,3 трлн. И у Citi на хранении $13 трлн., в администрировании $2,5 трлн. В дюжину крупнейших хранителей мира можно включить также BNP Paribas (на хранении $5,8 трлн., в администрировании $1,1 трлн.), HSBC (на хранении $5,2 трлн., в администрировании $2,6 трлн.), Societe Generale (на хранении $4,3 трлн., в администрировании $0,53 трлн.), Northern Trust (на хранении $4,6 трлн.), CACEIS - дочернюю структуру Credit Agricole (на хранении $3 трлн., в администрировании $1,4 трлн.), Brown Brothers Harriman (на хранении $3 трлн., в администрировании $0,8 трлн.), UBS (на хранении $3 трлн.) и RBC Dexia Investor Services – СП RBC и Dexia (на хранении $2,9 трлн.).

BNY Mellon и State Street – это 2 гиганта, специализирующихся именно на обслуживании и управлении активами. У них самих, как для международных банков, совокупные активы относительно невелики. По BNY Mellon я уже приводил цифру - $326 млрд. А у State Street - $216 млрд. Зато активы на хранении и в администрировании, как видно, огромны. Очень высоки и цифры по активам в управлении у них - $2 трлн. у State Street и $1,3 трлн. у BNY Mellon. То же самое касается и Northern Trust – своих активов всего на $100 млрд., а активов в управлении – на $0,72 трлн. У BNY Mellon активы на хранении и в администрировании превышают собственные активы в 82 раза (правда если добавить активы канадского CIBC, то в 38 раз), у State Street – в 107 раз, у Northern Trust – в 46 раз. Но безусловным рекордсменом по данному показателю является Brown Brothers Harriman – в 633 раза (собственные активы у него всего $6 млрд.). Все данные 4 банка – это банки США.

Комиссии на рынке услуг "custody" невысокие (в отличие от комиссий за управление активами, например) и основной доход получается за счёт объёмов. Но важная деталь – это доступ к и аккумулирование огромных объёмов конфиденциальной информации. Наибольшим авторитетом на данном рынке пользуется банк Brown Brothers Harriman (BBH), несмотря на свой относительно небольшой размер. Это один из немногих оставшихся независимых частных банков (private bank) с длинной и богатой историей. Правда, возможно далеко не всегда эта история была славной – BBH неоднократно упоминается в книге Юстаса Маллинза (Eustace Mullins) "Секреты Федерального Резерва" ("Secrets of the Federal Reserve").

Нельзя не упомянуть тут ещё один род деятельности международных банкиров и два ещё не упомянутых "имени". Род деятельности – оказание услуг финансового советника (financial advisory). Услуги эти могут оказываться как компаниям, так и суверенным правительствам. В последнем случае это называется "sovereign advisory". Советы даются как в области слияний и поглощений (mergers & acquisitions), так и по вопросам долгового финансирования, реструктуризации долга, а также по приватизационным вопросам. Такую линию бизнеса безусловно можно назвать элитной. Уровень комиссий тут высок, а риск минимален. По уровню дохода за год от такого рода деятельности лидируют крупнейшие инвестбанки мира и международные банки с инвестиционно-банковскими подразделениями. Безусловный лидер тут Goldman Sachs. Потом идут Morgan Stanley, JPMorgan Chase, Bank of America, UBS, Credit Suisse, Deutsche Bank, Citigroup. Есть лишь несколько относительно небольших независимых фирм, которые на равных конкурируют на данном рынке услуг с перечисленными гигантами. Среди них следует назвать прежде всего Lazard и Rothschild. Особенно сильны тут позиции у Lazard. За 12 месяцев, закончившиеся 31 марта 2012 г., у него доход от "financial advisory" превысил $1 млрд., что сопоставимо или даже превышает доходы перечисленных крупных фирм. При этом совокупные активы на балансе Lazard составляют немногим более $3 млрд. Группа Rothschild несколько крупнее Lazard по активам – активы Paris Orleans (контролирует весь официальный глобальный финансовый бизнес Ротшильдов) составляют порядка $11 млрд. Но в структуре бизнеса направление "financial advisory" занимает меньший удельный вес, чем у Lazard. Ну а слово "официальный" в отношении финансового бизнеса Ротшильдов я употребил недаром. Ведь некоторые источники утверждают, что Ротшильды контролируют значительные доли во многих крупнейших международных банках.

(выдаёт "post too large", так что см. завершение записи тут - http://serg-kmdz.livejournal.com/35574.html)

Tags: Будущее России рождается в каждом из нас, Контрудар
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments