alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Турецкие военные помогают «Xалифату» и «ан-Нусре» перегруппироваться в Сирии

Эрдоган мобилизует ИГИЛ

Турецкие военные помогают «Xалифату» и «ан-Нусре» перегруппироваться в Сирии

Антон Мардасов

Военные Турции (Фото: AP/ ТАСС)

Как сообщают 29 декабря курдские СМИ, Турция объединяет «Исламское государство» * и группировку «Джебхат ан-Нусра» ** против авиации России и коалиции «Демократические силы Сирии» (SDF). Боевики «Халифата», несущие потери в сражениях с SDF, переправляются в контролируемый боевиками «ан-Нусры» город Азаз.

Местные источники сообщают, что в указанном регионе периодически приземляются турецкие вертолеты, нарушая сирийское воздушное пространство. К настоящему времени зафиксирована передислокация около 850 боевиков ИГ из Дераа в Азаз. Таким образом, при непосредственном участии турецких военных идет планомерное и скоординированное переправление боевиков, несущих ощутимые потери от ударов ВКС РФ и атак SDF.

Как писала «Свободная пресса», 23 декабря сформированная под эгидой США коалиция «Демократические силы Сирии» анонсировала наступление в направлении стратегически важной Тишринской плотины на реке Евфрат, занятой боевиками «Исламского государства». И уже 26 декабря объединенные формирования курдов и арабов освободили плотину. Судя по сообщениям СМИ, в результате успешных действий SDF исламисты были вынуждены отступить на западный берег Евфрата. Перерезаны линии снабжения боевиков, идущие от города Манбидж. Как сообщил официальный представитель «Демократических сил Сирии» Талал Салу, формирования альянса полностью контролируют восточный берег Евфрата и большую часть территории плотины. К слову, ГЭС «Тишрин» снабжает электроэнергией экономическую столицу Сирии — город Алеппо и одноименную провинцию на севере Сирии.

Эксперты отмечают, что наступление на Тишринскую плотину — это, скорее всего, подготовка к масштабной операции по захвату не только Манбиджа, но и ключевого города Джараблус, через который с территории Турции боевики в Сирии получают вооружение, боеприпасы, деньги и наемников.

Напомним, при поддержке США для показного штурма столицы «Исламского государства» — Эр-Ракки — осенью этого года была сформирована коалиция «Демократические силы Сирии», куда вошли отряды народной самообороны курдов (YPG, боевое крыло курдской левой партии «Демократический союз» — «СП»), партии Сириакского Союза, бойцы столь любимой американцами Сирийской свободной армии (ССА) и др. Именно к этой коалиции США решением Барака Обамы были прикомандированы 50 спецназовцев. Подразделения SDF только за месяц при поддержке западной авиации освободила 1400 кв. км территории страны и взяла под контроль все пути снабжения ИГ из Ирака.

Отметим, что Соединенные Штаты возлагают большие надежды именно на боеспособные отряды YPG, поэтому выступают против того, чтобы авиация и спецназ Турции воевали против сирийских курдов. Но, судя по всему, с середины декабря Россия также начала оказывать поддержку с воздуха коалиции SDF, тем самым, перехватывая у Штатов инициативу.

Так, 14 декабря начальник Генштаба ВС РФ Валерий Герасимов на брифинге в Москве заявил, что «в интересах поддержки наступающих в направлении города Эр-Ракка отряда „Ганим“, входящего в Сирийскую свободную армию, и вооруженного формирования „Демократических сил“ только за последние сутки нанесено 17 ударов по позициям ИГ севернее Эр-Ракки». А 28 декабря начальник главного оперативного управления Генштаба Сергей Рудской, подводя итоги действий ВКС РФ за трое суток, отметил, что при поддержке российской авиации уже несколько суток отряды «сирийской демократической армии под командованием Аймана Флят Аль-Ганиму» (судя по всему, так в нашем Генштабе называют SDF) ведут наступление на столицу «Исламского государства» — Эр-Ракку.

— В результате этого наступления от экстремистов освобождено около двадцати населенных пунктов, — сказал Рудской. — Установлен контроль над стратегическим важным объектом — плотиной через реку Евфрат в Эль-Ахмаре. В настоящее время отряды сирийских патриотических сил продолжают развивать наступление. Кроме того, российской авиацией нанесено 17 ударов по объектам ИГИЛ в интересах отрядов «Львы пустыни» и «Каламун», наступающих на Пальмиру.

Несмотря на то, что с самого начала операции ВС РФ в Сирии был взят довольно восторженный и пропагандистский тон, предполагающий скорый успех и перелом ситуации на сирийском фронте (чего, естественно, не произошло), а Минобороны категорично именовало все террористические группировки «Исламским государством», сегодня нет оснований не доверять информации российского военного ведомства по поводу поддержки некоторых оппозиционных правительству Асада сил. А значит, даже скептикам стоит признать, что российским политикам, дипломатам, военным и сотрудникам спецслужб удалось достигнуть в САР конкретных результатов.

Востоковед, советник директора Российского института стратегических исследований Елена Супонина считает, что работа РФ с оппозиционными группировками в Сирии — это действительно серьезный успех.

— Примечательно, что параллельно наблюдается прогресс и в борьбе с терроризмом в Ираке: возглавляемая американцами коалиция засуетилась и активизировала свои действия против террористов как раз на фоне эффективных действий РФ в Сирии. Наблюдая за успехами россиян, американцы и их союзники также начали действовать более решительно — чтобы не дать России перехватить пальму первенства в борьбе с терроризмом в этом регионе.

Но стоит отметить, что вместе с некоторой конкуренцией есть и сотрудничество. Россия пообещала западным странам еще во время приезда французского президента Олланда несколько недель назад в Москву, что будет координировать свои усилия не только с правительственной армией, но и с некоторыми оппозиционными отрядами. Что сейчас как раз и происходит. Однако РФ в отличие от США действует более осторожно, ведь неоднократно были случаи, когда боевики, находившиеся в рядах вроде бы не столь радикальных организаций, потом перебирались к отъявленным экстремистам. Именно поэтому Россия не так часто оказывает поддержку боевым группам сирийской оппозиции и выбирает наиболее здравые из них — те, которые затем готовы сесть за стол переговоров с правительством Сирии.

В этом плане Россия действует достаточно аккуратно и в то же время — более решительно, чем американцы. Конечно, большой плюс для РФ в том, что она опирается на главную местную силу — правительственную армию. И здесь большая разница в поведении Москвы и Вашингтона: последний никак не может принять идею сотрудничества с правительством Сирии на фронтах. Возможно, американцы сменят свою позицию, поскольку политически они начали принимать необходимость сохранения Асада на ближайший период, но им мешают их региональные союзники, такие как Саудовская Аравия и Турция, которые пока еще своего отношения к сирийскому президенту не изменили.

Директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семён Багдасаров уверен, что российская авиация просто обязана взаимодействовать с SDF, но не только для поддержки наступления на Эр-Ракку.

— Давно понятно, что с сирийскими курдами надо плотно взаимодействовать, потому что кроме них никто не решит такие стратегические задачи, как перекрытие сирийско-турецкой границы, штурм столицы «Халифата» и др. А мы видим, какие «успехи», несмотря на наши плотные бомбардировки, демонстрирует сирийская армия и иранский спецназ. Бойцы ливанской «Хезболлы» воюют хорошо, но их в Сирии довольно мало. А отряды YPG и ССА выбили ИГ из сирийского города Айн Исса, откуда до Эр-Ракки — 50 км. И они готовы взять столицу «халифата». Но, как мне говорят курды, после штурма они не собираются закрепляться в Эр-Ракке и отдадут ее ССА. Почему? Потому что там мало курдов, в основном — арабские и бедуинские племена, которые с 2001 года не подчиняются Дамаску. И чтобы не втягиваться в партизанскую войну с ними, они хотят оставить Эр-Ракку ССА.

Что касается «ан-Нусры» и ИГ, то сейчас они действительно объединяются в 98-километровом коридоре на сирийско-турецкой границе, где Эрдоган хотел бы сформировать буферную зону и поселить беженцев, чтобы обезопасить зону от авиударов и продолжать через нее снабжать боевиков. Одну «дыру» на границе в районе города Джарабулус контролирует ИГ, а другую — в районе города Азаз — группировка «ан-Нусра» и остатки Сирийской свободной армии (ССА сейчас расколота).

Боевики отрядов «ан-Нусры» и ИГ ведут совместное наступление на курдский анклав Африн, но курды пока отбивают атаки. Поэтому сейчас основная задача заключается даже не в том, чтобы захватить Эр-Ракку, хотя это также важно и символично, а оказать курдам помощь по взятию по контроль 98-километрового коридора. Если это удастся сделать, то курды там останутся надолго и будут надежно прикрывать границу.

* Движение «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

** Группировка «Джебхат ан-Нусра» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Эрдоган идет ва-банк

Чем закончится для Анкары попытка создать «зону безопасности» на территории Сирии?

Андрей Полунин

Эрдоган идет ва-банк Фото: AP/ ТАСС

В воскресенье, 27 декабря, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган огласил планы по обустройству «зоны безопасности», которую он предлагает создать на территории Сирии. В интервью телеканалу Al Arabiya он сообщил, что в зоне смогут обосноваться беженцы, которые живут в лагерях в Турции и хотят вернуться в Сирию.

«На первом этапе зона протянется вдоль границы на 98 км и будет удалена вглубь территории Сирии на 45 км, при этом мы можем ее расширить. Это будет зона, свободная от террора, и там смогут жить внутренне перемещенные лица и те, кто находятся в лагерях в Турции», — сказал Эрдоган.

По его мнению, турецкое правительство могло бы начать кампанию по сбору средств на реализацию этого проекта. В частности — на строительство в буферной зоне жилья для беженцев.

Можно сказать, Эрдоган продолжил заочную дискуссию с американцами. В начале декабря пресс-секретарь Белого дома Джошуа Эрнест заявил, что создание подобных зон «потребовало бы существенных ресурсов». «Дело не обошлось бы несколькими истребителями, патрулирующими этот район. Для защиты такой территории понадобились бы существенные ресурсы на земле. А выделение сухопутных сил прямо противоречит стратегии, которую изложил президент Барак Обама», — подчеркнул Эрнест.

Надо сказать, на счет необходимости выделения «немалых сухопутных сил» со стороны США пресс-секретарь слукавил. Напомним: в начале августа замглавы МИД Турции Феридун Синирлиоглу заявил, что Вашингтон дал «добро» на создание «зоны безопасности», и что ее защиту будут совместно обеспечивать Вооруженные силы Турции и США.

«У нас с США есть общее понимание вопроса о создании зоны безопасности. В этой зоне будет находиться арабское население и туркоманы (тюркская народность, проживающая в Сирии). Все они будут под защитой ВВС в случае возможных атак „Исламского государства“ *, курдской Партии демократического единства или сил режима Асада», — заявил Синирлиоглу.

Правда, турецкий дипломат не сказал прямо, планируется ли направлять в «зону безопасности» турецкий сухопутный контингент. Он, кроме того, дал понять, что вопросами защиты населения в зоне будет заниматься сирийская оппозиция.

Вашингтон слова замглавы турецкого МИДа опроверг: мол, стороны договорились об использовании американцами турецкой базы Инджирлик — и только. На деле, видимо, вопрос о создании «зоны безопасности» тоже обсуждался, но американцы от конкретных договоренностей уклонились.

И вот — Эрдоган снова заговорил о создании сирийской зоны. И надо понимать: на этот раз, возможно, Анкара будет действовать решительно. Ситуация в Сирии меняется на глазах, правительственная армия начинает теснить боевиков ИГИЛ. Не исключено, что дело дойдет до раздела Сирии на зоны оккупации. В этой ситуации Турции важно застолбить свои интересы, а «зона безопасности» занимает среди них одно из ключевых мест.

Что стоит за нынешними заявлениями Эрдогана, может ли турецкий президент пойти на создание «зоны безопасности» явочным порядком?

— Эрдогану сейчас нужен крупный внешнеполитический успех, — уверен ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН Алексей Фененко. — Последние два месяца для турецкого президента были крайне неудачными. Ссора с Россией привела к крупному кризису на туристическом рынке и на рынке легкой промышленности Турции. Попытка вторжения в Ирак окончилась неудачей, которая завершилась бесславным выводом турецких войск. Наконец, у турок снова возникли трения в отношениях с Грецией, которая почувствовала фору в условиях российско-турецкого конфликта.

Именно этот негативный фон подталкивает Эрдогана к немедленному действию.

«СП»: — Турецкий лидер действительно может решиться на создание «зоны безопасности»?

— Боюсь, именно эту попытку Эрдоган и предпримет. Как известно, нет никого бесстрашнее политика, загнанного в угол. Когда подпирает полоса неудач, политик такого типа, как Эрдоган, вполне может решиться на резкий бросок.

«СП»: — Как это может выглядеть технически?

— Однажды утром турки займут сирийскую территорию, и заявят, что отныне здесь будет зона безопасности. И кто с ними в этом случае будет затевать «горячую» войну?!

А дальше начнутся переговоры и дипломатические увещевания, что с точки зрения Анкары будет выглядеть как безусловная победа. Я, повторюсь, сильно опасаюсь, что турки пойдут именно на такой вариант.

«СП»: — Как на это будут реагировать США?

— Точно так же, как в случае с вторжением турецких войск в Ирак: будут смотреть, что получится из действий Анкары. Если Россия и Сирия начнут нажимать, и вынудят турок отступать, американцы сделают вид, что ничего и не было. Если же Москва — в силу разных причин — нажимать не будет, Вашингтон охотно признает турецкую зону.

«СП»: — А мы будем нажимать или нет?

— Все зависит от предварительных договоренностей с Анкарой. Думаю, все-таки будем, потому что наши отношения с Турцией обострились очень резко. И надо понимать: в этом случае одних авиаударов российских ВКС будет недостаточно.

Нам нужно будет четко продемонстрировать защиту территориальной целостности Сирии. Думаю, для этого могут пригодиться зенитно-ракетные системы С-400, которые Россия предусмотрительно перебросила на сирийскую авиабазу Хмеймим.

Это значит, риск опосредованной военной конфронтации России и Турции сегодня налицо…

— Заявления Эрдогана о готовности создать «зону безопасности» делались в разное время и при разных обстоятельствах, — напоминает директор Исследовательского центра «Ближний Восток-Кавказ» Международного института новейших государств Станислав Тарасов. — Изначально турки предлагали создать буферную зону на севере Сирии с целью повторения ливийского сценария. Это значит, что на территории Сирии — государства, против которого работает Турция — турки намеревались разместить не только лагеря беженцев, но и сформировать временное оппозиционное сирийское правительство. Это правительство приобретало бы в глазах Анкары легитимность, и, в конце концов, выступило бы в качестве стороны переговоров о будущем Сирии.

Однако этот план Анкары провалился. Закрепиться на сирийской территории протурецкие силы сирийской оппозиции так и не смогли — против них эффективно сработали турецкие курды. Мало того, на своей собственной территории Анкара не сумела создать работоспособный аппарат будущих марионеточных сирийских властей.

Вторично к идее о зоне безопасности Турция вернулась, когда в Сирии появились российские войска. Анкара тогда выступила с идеей объявить территории Северной Сирии бесполетной зоной, чтобы не дать возможность оказывать поддержку с воздуха уже сирийским курдам.

Но этот проект отвергли США. Проблема для турок заключалась в том, что Вашингтон начал работать с курдами — иракскими, турецкими и сирийскими — что называется, напрямую. И тем самым связал туркам руки.

В третий раз обстоятельства изменились, когда турки сбили российский Су-24М. Одним из важнейших последствий этого инцидента для Анкары стало требование сначала России, а потом и Запада перекрыть то самое «окно» в 98 километров на турецко-сирийской границе, через которое в Сирию беспрепятственно проникали боевики «Исламского государства». Турция тогда заявила, что физически не может перекрыть границу. Якобы для этого нужно 30 тысяч военнослужащих, плюс инфраструктура в виде частых пограничных вышек.

Надо сказать, через «окно» на границе Анкара снабжала оружием определенные группы на сирийской территории. В первую очередь — туркоманов, которые открыто поддерживают Турцию и воюют против курдов. А это шло вразрез с планами США. Поэтому американцы предложили взять под контроль проблемный участок границы с помощью миротворческого контингента коалиции.

Вот тут Эрдоган всерьез испугался. Дело в том, что миротворческий корпус, в случае необходимости, мог бы вмешаться в ход событий внутри Турции. Например, не позволить турецким регулярным частям бить по турецким же курдам в восточных вилайетах. А такое вмешательство чревато развалом уже самой Турции.

«СП»: — Получается, турки за что боролись, на то и напоролись?

— Можно сказать и так. Анкара до сих пор действует, исходя из сценария развала Сирии и Ирака. Но расклад изменился, и сейчас протурецкие силы в Сирии теснят и российская коалиция, и западная во главе с США.

Другими словами, сейчас туркам никто не позволит создавать зону безопасности в Сирии. Сами по себе турки, я считаю, в Сирию не полезут. В конце концов, там стоит сирийская армия, и ее укрепляют российские ВКС. Кроме того, в случае турецкой интервенции к Дамаску могут примкнуть курды.

Проблема, повторюсь, в том, что Анкара все поставила на развал Сирии, а когда события стали развиваться по другому сценарию, оказалась к нему абсолютно не готова. Именно поэтому сейчас любые заявления и попытки Турции создать вопреки всему буферную зону, выглядят глубоко ошибочными.

«СП»: — Значит ли это, что усилия двух коалиций обеспечат территориальную целостность Сирии?

— Нет. Но раздел Сирии с большой вероятностью не позволит сохранить и территориальную целостность самой Турции. Скажу больше, по моим оценкам, точка невозврата на этом направлении для Анкары пройдена.

Да, Анкара попытается отыграться. Скорее всего, отступающих боевиков «Исламского государства» турки будут принимать на своей территории, и направлять в сторону Южного Кавказа.

Для России, кроме того, опасность заключается в том, что Турция, вслед за собой, затягивает в геополитическую воронку своих союзников, и прежде всего Азербайджан. Напомню, что Баку выстраивал всю свою политику на стратегическом альянсе с турками, игнорируя любые другие предложения. В результате есть опасность, что новые конфликты вспыхнут вблизи южных рубежей РФ…


  • Движение «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.


Продолжение темы: Stratfor о пути Запада к гибели: Отношения между Россией и Турцией в 2016 году будут обостряться

Tags: ВКС РФ, ИГИЛ, Мировая революция Международной финансов, Суперпроект МФО "Великий Джихад", Турция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments