?

Log in

No account? Create an account
поговорим

alexandr_palkin


МИРОСТРОИТЕЛЬСТВО

Будущее России рождается в каждом из нас


Previous Entry Поделиться Next Entry
Два взгляда на, ушедшую в 2002 году, историческую эпоху
Для Вас
alexandr_palkin


Оригинал взят у stranoved в Сталиным не надо пугать

Есть люди, которые почему-то до сих пор боятся Сталина. Если спросить их, а почему собственно сейчас вы его боитесь, то они сразу не ответят, просто завизжат, что, мол, он был убийца и всех всегда убивал. Если поинтересоваться у них, а кого конкретно он собственноручно убил, то они еще сильнее завизжат истошно и станут гадко на вас браниться, наверное, потому что у них нет никаких доказательств того, как Сталин кого-то лично убивал или приказывал убить. Потом они найдут на каком-нибудь сайте заокеанских правозащитников фотокопии якобы «расстрельных списков» и с торжествующим видом победителей сталинизма уйдут, страшно гордые собой. А нам ничего не останется, как вчитаться в эти самые списки. Вчитавшись, мы и обнаружим, что Сталин-то как раз ни в чем не виноват.


В архивах действительно сохранилось 383 списка на 44,5 тыс. арестованных. На некоторых документах, препровождавших эти списки, действительно есть подпись Сталина. Но эта подпись совсем не означала – расстрелять, потому что хочу. Смысл ее совсем в другом, в совершенно противоположном. Для того, чтобы понять этот смысл, нужно просто вспомнить конституционную историю СССР и просто понять, что и при советской власти у страны была своя правовая система, которую, кстати, признавало все прогрессивное и демократичное человечество. Вся государственная власть по конституции СССР принадлежала трудящимся города и деревни, руководимым рабочим классом. Государственная власть осуществлялась Советами, которые являлись прямым выражением диктатуры рабочего класса. В СССР не было буржуазного «разделения властей». Существовал юридический принцип единства законодательной и исполнительной власти, причем полномочия по изданию законов принадлежали исключительно коллективному органу - сначала съезду Советов СССР, а потом Верховному Совету СССР. Конституционным главой государства считался тогда не один человек, как сейчас, а целый коллегиальный орган – сначала ЦИК СССР, а потом Президиум Верховного Совета. Сталин вообще никогда не был главой государства. Он был одним из членов коллегии, которая являлась главой государства. До 1936 г. «главой государства» был Президиум ЦИК СССР, число председателей которого было 4, затем 6, потом 7 человек в т.ч. Сталин.
Сталин никогда не был ни царем, ни тираном, ни олигархом. И естественно, он не был глупцом, который бы требовал представить ему на утверждение «расстрельные списки» людей, которые ему лично не нравились. Он был коммунистом, коллективистом и считал, что «в СССР не должно быть единоличного президента, избираемого всем населением, наравне с Верховным Советом, и могущего противопоставлять себя Верховному Совету. Президент в СССР коллегиальный, - это Президиум Верховного Совета, включая и председателя Президиума Верховного Совета, избираемый не всем населением, а Верховным Советом, и подотчетный Верховному Совету… такое построение верховных органов является наиболее демократическим, гарантирующим страну от нежелательных случайностей» [Сталин, Вопросы Ленинизма, изд. 11-е, стр. 531]. Коллегиальный глава государства «наблюдал за проведением в жизнь Конституции СССР и исполнением всех законов и имел право приостанавливать и отменять постановления всех нижестоящих органов государства», включая и судебные.


Смысл того, почему на стол главы советского государства попадали списки уголовников, заключается в том, что этот глава имел конституционное право наблюдать за системой правосудия. Как и главы других стран, советский глава был вправе контролировать судебную систему и получать доклады о делах, по которым предусмотрена «высшая мера социальной защиты» - расстрел. А самое важное, как глава государства он был вправе осуществлять акты помилования. Именно поэтому на стол Сталину из правоохранительной системы и попадали соответствующие списки.


Возьмем конкретный документ и читаем его по буковкам: "...передать Военной Коллегии Верховного Суда СССР..." Заметьте, с заглавных именуется. Военная Коллегия – это самый высший орган судебной власти. В её деятельность ни ЦИК ни ЦК не вмешивались. Но был порядок, по делам особой важности информировать главу государства. Глава государства был тогда не единоличный, а коллегиальный, поэтому на документах с прилагаемыми списками расписывался не только Сталин, но и Молотов, Л.М.Каганович, К.Е.Ворошилов, А.А.Жданов, А.И.Микоян, Н.И.Ежов, С.В.Косиор и др. Получив этот документ у главы государства было два варианта действий, согласиться с мнением судебной власти (по докладу Министра ВД) или использовать свое ПРАВО ПОМИЛОВАНИЯ! Вот это имелось в виду, когда Ежов просил «санкции» - т.е. согласия ПРЕДАТЬ СУДУ да, по «первой» (особой) категории дел. Такой вид информирования по особо важным делам существует во всех странах и ПРАВО ПОМИЛОВАНИЯ ЕСТЬ ВЕЗДЕ!


Причем «вышку» Верховный Суд СССР применял далеко не во всех случаях. Нет никаких оснований упрекать Сталина в том, что от него лично, без участия правоохранительной системы исходило указание о репрессиях. Да, на докладах министров, в которых были описаны преступления врагов советской власти, он писал «ЗА»! Но это не означало внесудебного их расстрела, а значило только его согласие на то, что если так сочтет суд, то расстрелять. Не существует документа, где Сталин от себя лично давал указание – расстрелять или посадить кого-либо без суда по его хотению. Кроме того, помимо смысла каждый из "инкриминируемых" Сталину документов имел свое предназначение.


Каждый документ под грифом "с.секр." имел своего исполнителя и адресатов. И как видим, он не был адресован ни судьям, ни прокурорам, ни исполнителям приговора. Это конфиденциальная переписка министра с его руководителем, не подлежащая оглашению никому помимо адресатов (ЦИК) узкого круга лиц, которые контролируют работу по борьбе с преступностью. Это своего рода документ особой отчетности, не имеющий, как говорят юристы, никакого преюдициального, а тем более процессуального значения. Его предназначение исключительно информативное - уведомить о проделанной работе и получить санкцию на продолжение правоохранительной работы в случае, если глава государства не находит оснований для помилования. Таким образом, это никакие не расстрельные списки. Это секретные документы войны с преступностью. Именно таков их смысл и предназначение.

Сталина не нужно бояться, потому что он не несет ответственность за репрессии. Наоборот он прекратил их.


Если бы не он, то репрессии были бы во много раз больше. Репрессии есть всегда и везде. Так вот смысл в том, что высшая судебная инстанция ЦИК и ВКП(б) получает доклад министра - главного ответственного правоохранителя в стране, который говорит - считаю нужным арестовать и судить по категориям выявленных преступников. Причем не огульно, а дозировано - по "лимиту". Что делать? Инстанция отвечает: считаешь - арестовывай и предай суду "по категориям". Что поделать, диктатура пролетариата и Конституция обязывает бороться врагами народа. По Конституции СССР «враги народа… переход на сторону врага, нанесение ущерба военной мощи государства, шпионаж - караются по всей строгости закона, как самое тяжкое злодеяние» (ст. 131-133). Таковы были исходные положения советского уголовного права.


Невозможно осуждать Сталина по меркам нынешних понятий о гуманизме и правах человека. Кстати, у СССР тогда не было никаких обязательств в отношении запрета или ограничения смертной казни и право на жизнь в Конституции СССР не было. В те же 30-е годы, например, демократический Черчилль миллионами уничтожал своих верноподданных англичан, он лично написал закон о стерилизации (кастрации) сотен тысяч ирландцев. И ничего – такое время – Европейской конвенции по правам человека еще не было, и еще СССР не продиктовал всему миру Всеобщую декларацию прав человека 1948 г.


Репрессии придумал не Сталин, их вызвали белый террор и классовая борьба внешних и внутренних врагов Советской власти. Сталин остановил репрессии. Именно Сталин 17 ноября 1938 г. сказал: "Работники НКВД настолько отвыкли от кропотливой, систематической агентурно-осведомительной работы и так вошли во вкус упрощенного порядка производства дел, что до самого последнего времени возбуждают вопросы о предоставлении им так называемых "лимитов" для проведения массовых арестов... Запретить органам НКВД и Прокуратуры производство каких-либо массовых операций по арестам и выселению. В соответствии со статьей 127 Конституции СССР аресты производить только по постановлению суда или с санкции прокурора... Ликвидировать судебные тройки, созданные в порядке особых приказов НКВД СССР, а также тройки при областных, краевых и республиканских управлениях РК милиции". Именно Сталин в 1947 году отменил смертную казнь.
Так что, не надо никого пугать Сталиным.


Сталина могут бояться только трусы и враги народа.


Оригинал взят у teo_tetra в О том, как весь советский народ взасос любил своего вождя.
Оригинал взят у beam_truth в О том, как весь советский народ взасос любил своего вождя.

На днях мама вспоминала, как обрадовались они, узнав о кончине Друга всех детей. Не кончине Друга, а тому, что завтра не будут учиться. За что им здорово попало, т.к. положено было изображать вселенскую скорбь, вроде как чучхейцы сейчас.

А тут как раз статья про осужденных сразу после смерти Лучезарного, можно ознакомиться с образцами "народного горя":

21 марта. Колхозник Пейт Я.И., совершенно трезвый, после траурного митинга 10 марта сорвал портрет Сталина и растоптал, сказав: «Чтобы мои глаза тебя больше не видели».
23 марта. Рабочий Карпец П.К. «после сообщения по радио о смерти Сталина нецензурно выругался и, показывая на репродуктор, сказал: «Слышите, уже воняет трупом».

26 марта. Колхозник Г.А. Мищенков на колхозном траурном митинге «выступил и, поблагодарив Сталина за то, что он вывел народ на широкую дорогу, сказал, что он, Мищенков, остался без коровы».

28 марта. Комсомолка Л.В. Биезайс сказала коллегам 4 марта, что есть новость: «У Сталина отнялась рука и нога, он сейчас подыхает».

7 апреля. Рабочий П.А. Тюкавин сказал: «Я вашего вождя Сталина вместе с партией …» и нецензурно выругался.

8 апреля. Рабочий ж.д. станции Корки Д.И. Иванов на траурном митинге 6 марта сказал: «Как при жизни Сталина, так и после смерти его, жить и работать на станции нельзя». Разнорабочая В.С. Вербицкая 4 марта на вопрос, слышала ли она о болезни вождя, ответила: «Пусть хоть помирает, я так голодна, что мне свет не мил».

9 апреля. Киномеханик А.Т. Иванов во время демонстрации фильма, когда на экране появился Сталин, крикнул: «За смерть Сталина, ура!»

10 апреля. Электромонтер Н.Ф. Козак, когда, рассматривая газету с фотографией Сталина в гробу, кто-то сказал, что Сталин выглядит молодо, на это выразился нецензурно и добавил, что он «картошку, что ли, ел с кислой капустой или пыль глотал, как мы с тобой». Рабочий А.В. Кузнецов при прослушивании в цехе сообщения о здоровье Сталина сказал: «У темных малограмотных ослов тоже бывает кровоизлияние в мозг».


13 апреля. Кочегар В.Н. Сергеев 6 марта в кочегарке сказал с улыбкой: «Одна (нецензурное слово) умерла, теперь еще какого-то (нецензурное слово) нам поставят».

14 апреля. Матрос М.А. Фишбейн в день траура 6 марта в нетрезвом состоянии говорил: «Сегодня мой праздник, и поэтому я пьян».

16 апреля. Рабочий Ф.А. Кузнецов «подносил к своему рабочему месту детали. В это время рабочий Романов сообщил горестную весть. У Кузнецова из рук выпала одна тяжелая деталь и ударила по ноге. Обозлившись, Кузнецов выразился нецензурными словами по адресу руководителя КПСС и Советского государства.

17 апреля. Машинист Н.Д. Сычев, услышав о болезни Сталина, сказал: «Поскольку у т. Сталина анализ мочи был ненормальный, возможно, у т. Сталина было венерическое заболевание, может быть, схватил что-нибудь наподобие триппера».

18 апреля. Моторист В.М. Кузнецов, узнав о болезни и смерти Сталина, сказал: «Наконец-то дождался».

23 апреля. Заключенный А.И. Батаков с двумя сокамерниками пели частушку: «Когда Ленин умирал, Сталину приказывал: рабочим хлеба не давать, мяса не показывать».

7 мая. Рабочий С.Н. Степанов 5 марта в гостях у друзей пел «пародию на гимн СССР — «Союз нерушимый, голодных и вшивых». О смерти Сталина сказал: «Собаке собачья смерть».

27 мая. Колхозный плотник К.С. Зубатов «у места скопления народа нанес оскорбление партийному билету, коммунизму и его законам и руководителям партии, нанес оскорбление нецензурными словами руководителям Советского государства».

Есть и совсем анекдотические случаи:

4 апреля. Директор магазина А.Н. Котлярский на траурном митинге 6 марта в присутствии 200 человек оговорился, сказав: «Мы потеряли дорогого и любимого врага».

Точно так же получил срок служащий кирпичного завода А.Е. Стровенко, который в жалобе уверял, что на митинге от волнения и из-за дефекта речи случайно сказал вместо «вождя» — «врага».

18 марта. Рабочий А.А. Костров ругал колхозы, а когда в 1948 году «ставили осветительную линию и электрический столб должен был находиться около скульптуры» (имя одного из руководителей КПСС и Советского правительства), то Костров сказал, что столб можно не ставить, а воспользоваться скульптурой — «поставить на нее изоляторы и ввернуть лампочку в руку».

14 марта. Серьезное групповое дело — осуждены сразу четверо заведующих кафедрами Института усовершенствования врачей города Сталинска, причем один из них, А.Р. Розенберг, на семинаре врачей-гинекологов сказал, что работниками кафедры микробиологии выведен новый вид венерического гонококка, назвали его, как написано в обвинительном заключении, «по имени одного из руководителей партии и правительства Советского Союза».

Но, конечно, сроки давали не только за Сталина.

23 мая. Бухгалтер исправительно-трудового лагеря П.Н. Ярошевич под влиянием прочитанной в газете «Правда» заметки о греческом мальчике, родившемся в тюрьме, написал в адрес редакции анонимное письмо: «Почему «Правда» лицемерно замалчивает о нашей действительности. Разве «Правде» не известно, что в наших лагерях и колониях содержатся не менее очаровательные дети». Кстати, Ярошевич был реабилитирован по Указу Президента СССР только 13 августа 1990 года, скорее всего, посмертно, так как к тому времени ему бы исполнился 91 год.

Только в один день — 16 апреля — получили срок за «хранение»: А.Г. Свидерская — за то, что хранила портреты и литературу контрреволюционного содержания (портреты членов царской семьи, придворных, Деникина и Краснова.), колхозница А.С. Богданавичуте хранила тетрадь с антисоветскими стихами и дала их переписать, а литовец К.А. Микалаускас хранил «изданную при буржуазном режиме националистическую литературу, в основном религиозную». Сажали за хранение книг, марок, открыток. И уж совсем удивительно — студент техникума А.А. Кирдейкис «с 1946 г. хранил книгу «Тарзан в джунглях». В Прибалтике вся литература, изданная до прихода советской власти, считалась националистической. Впрочем, не только в Прибалтике.

21 мая. Священник К.Ф. Прошкин, 1887 г.р., был осужден за то, что хранил книгу «Неделя в патриархии». Само собой, осуждали за анекдоты, за слушание «вражеских голосов», «за распространение слухов о катынском деле», за фразу типа «…жалобу напишу в Америку Трумену». Срок можно было получить даже за чрезмерную осторожность. 22 мая заведующий кафедрой Ленинградской духовной академии А.И. Макаровский был осужден за то, что «когда в 1952 году в Ленинград прибыла немецкая церковная делегация, Макаровский советовал коллегам меньше с ней общаться, т.к. советский представитель в Берлине наговорил им, что у нас полная свобода религии, а в разговоре выяснится, что мы не получаем никаких журналов и т.д.».  Нельзя сказать, что осуждали совсем уж по пустякам.

31 марта. был осужден М.Т. Данилкин, который в «Сокровенных мыслях» в 1951 году написал: «Я нередко думаю над сутью Мусоргского и его оперы «Борис Годунов». И очень многое нахожу, что сейчас звучит с еще большей злободневностью, чем в то время. Отрыв правительства от народа стал более широким и странным. Плач юродивого принял форму глухого стона. Извечная беда России: самодурство у власти, плач и стон народа, терпение до исступления, а потом вспышка и решительная ломка всего на свете, даже того, что не подлежит ломке». Или, например, И.Я. Низковолос, герой войны, вопреки модному сейчас мнению, что при Сталине был порядок и взяток не брали, писал в 1952 году: «В партийных низовых органах, как райкомы и обкомы, МГБ и МВД, принято взяточничество, органы следствия и суд от них также не отказываются».

За это и сел.


http://www.belrussia.ru/page-id-2581.html


  • 1
<<< Сталин вообще никогда не был главой государства. >>>
Так почему же тогда поклонники Сталина осанну поют именно ему?

Поклонники Сталина? Да их очень мало

Просто государство, которое создал Сталин, устояло ни только против удара нацистской Европы в 1941-1945, но и удара троцкистского Запада с 1992 по 2002 годы. Когда начинаются нападки на Сталина, все ясно понимают, что это нападки на воссозданное Сталиным Государство Российское - систему жизнеобеспечения граждан Российской Федерации. И только-то. Граждане России всегда были разумными, в отличие от тупой местечковой плесени, которая всегда была и будет безмозглой без жестокого контроля раввинов

Edited at 2015-07-17 12:59 (UTC)

  • 1