alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Ничего не изменилось: Либероиды России вновь на пути от безумных криков к морям людской крови

Безмозглое думание потомственных либероидов так и не изменилось за последние 150 лет Русской Истории. Трагедия 20-го века ничему их не научила, ибо в мозгах у них подобие мягкой чистой бумаги, на которой циничные смертельные враги России давным давно научились легко рисовать самоубийственные образы и "супермысли".

Неолибералы вновь готовы визжать, мутить и вещать, разжигая пожар "революции", в которой доведённый ими до озверения народ растерзает их же первыми.

Можете прочесть очередные типичные слабоголовые неотроцкистские "творы" и если вы тоже неолиберал (а по сути - неотроцкист), то попробуйте помыслить о своей грядущей печальной судьбе, ибо трагическая послереволюционная судьба "народишка" вас вряд ли интересует:



Оригинал взят у novayagazeta в От охранителей — к глашатаям охранки

О доблести наших консерваторов после скандала с лекцией Старикова в РГГУ.

Есть несколько бесспорных удач в моей работе заместителем главного редактора журнала «Пушкин» (2008–2011), для которого российские авторы делали свои самые блестящие интеллектуальные рецензии. К ним относится текст Станислава Маркелова «Не читайте эту книгу» — рецензия на российскую Конституцию. Когда я предложил адвокату Маркелову написать такой текст, он на пару секунд задумался и уже с выражением азарта на лице переспросил, точно ли я этого хочу и готов ли к этому журнал. Наряду с аналитикой российской судебной системы Сергея Пашина, это — одна из самых ясных иллюстраций того, как не работает закон.

Другой безусловной удачей можно назвать замечательный аналитический текст «Идеология охранки», написанный Петром Рябовым. Есть тексты, которые, исследуя российское прошлое, предсказывают будущее. К примеру, к ним относится публикация Андрея Зорина о Крыме в истории русского самосознания («Новое литературное обозрение», 1998). Или вот эта рецензия Петра Рябова, которая очень точно схватывает риторические порывы и волнения сегодняшних охранителей. В момент публикации, шесть лет назад, эти наблюдения уже звучали актуально. Но именно сегодня невозможно избавиться от впечатления, что речь идет о фигурах текущего момента, схваченных с портретной точностью:

«Выслуживание перед троном и площадная брань в адрес революционеров преподносятся им как акт героизма. Какое мужество — пойти против общественного мнения… вместе с мнением всемогущей власти! Какой героизм — апеллировать к ксенофобским чувствам обывателя, рассыпая бездоказательные и безнаказанные намеки на «темные силы», стоящие за нигилистами, интеллигентами, студентами!»

О ком это и о каком времени? О Михаиле Каткове в 1860–80-х. Об идеологе «патриотического» охранительства, который начинал свою интеллектуальную биографию вдумчивым философом и умеренным либералом, а закончил одним из нетерпимых пропагандистов и визгливых конспирологов своей эпохи.

Сегодня на публичной сцене действует ряд специалистов, оставивших размеренную научную критику ради нервного политического науськивания. Их главная миссия — поддержание второго защитного пояса вокруг центров официальной и «джинсовой» пропаганды. Как и Катков, они не создают сердцевину пропагандистской повестки, но призваны тонко обслуживать ее тяжеловесные тезисы и отражать любые контратаки со стороны недовольных. Им не откажешь в артистизме при исполнении этой задачи. Особенно им даются призывы к приличиям и позы благородной стойкости перед лицом варварства всех, кто смеет быть недоволен. Они умело демонстрируют нам свой горький и величественный подвиг, обличая преподавателей и студентов под гул тяжелой шовинистической артиллерии. Некоторые из речей, что они повторяют сегодня, были сказаны ими уже в конце 2000-х, но тогда это все еще были состязательные точки зрения, а не нынешние вариации на монотонный военный марш, несущийся из множества динамиков.

Университетский бойкот агитбригады агрессивных дилетантов (в лице Николая Старикова с адъютантами) в РГГУ стал удобным поводом для некоторых из описанных выше лиц для того, чтобы осуществить качественный скачок от роли охранителей к роли глашатаев охранки. Увы, среди таких «скакнувших» оказался и Борис Межуев, который не ограничился критикой бойкота, а неоднократно озвучил требование «разобраться», адресовав его и университетской администрации, и Следственному комитету. «Я не поклонник жалоб в СК — все-таки донос есть донос», — начинает он одно из своих обращений. И вкрадчиво заканчивает: «Повторяю, сейчас еще есть время одуматься, отделаться выговорами и предупреждениями».

«Никаких аналогий!» — заклинала редакция того номера «Пушкина», где был опубликован текст Петра Рябова. В последний год аналогии находят нас сами — и с особой настойчивостью. Чтобы яснее понимать, что происходит сегодня, бывает очень полезно вспомнить лучшие примеры анализа российского неоконсерватизма из середины-конца 2000-х, когда уже достаточно ясно кристаллизовались мотивы и публично зазвучали речи нынешних охранителей. Но в то время все еще был шанс для материализации коллизий в интеллектуальном, а не полицейском ключе. Возможно потому, что тогда охранители еще не занимали мягких кресел, из которых сегодня встревоженно взывают к охранке.

Александр БИКБОВ

Альберт Саркисьянц — для «Новой»: почему мы выступили против лекции конспиролога в РГГУ

Стариков и университетская автономия

Почему мы выступили против лекции конспиролога в РГГУ

23.05.2015

В РГГУ 21 мая должна была проходить лекция-дискуссия, анонсированная как «Сценарии будущего России» с участием ведущих российских экспертов по вопросам противодействия «оранжевым» революциям. В числе выступающих — Николай Стариков, один из лидеров движения «Антимайдан», автор псевдонаучных книг вроде «Кто заставил Гитлера напасть на Сталина». Картина мира Николая Старикова и его задачи крайне просты. Политика для него существует в двух вариантах: как провокация США и полицейская операция по устранению тех, кто ставит под сомнение непротиворечивое единство народа и государства.

До последнего времени нам, коллективу преподавателей и студентов РГГУ, казалось, что у нас есть место, где мы можем говорить о концепциях политики и общества иначе, на совершенно ином уровне. Это место гарантировано нам уставом университета, академическим этосом, самой формой того диалога, которого мы ведем друг с другом. Но телевизор слился с университетской кафедрой, когда на нее взошел г-н Стариков. Еще несколько лет назад было невозможно представить появление таких фигур в стенах вуза, в котором работает, преподает и обучается значительное количество людей, для которых, ввиду их квалификации, книги Старикова — макулатура.














Читайте также:

Ректор настоял на непричастности студентов РГГУ к попытке срыва лекции Старикова









Возмущение возникло тут же, как люди начали узнавать о готовящейся лекции, однако конвертировать его в действия было не так легко. Во-первых, было неясно, какое именно действие, во-вторых, сказывалась занятость студентов перед сессией и защитой дипломов. Петицию писать было уже поздно, сбор подписей — процесс длительный. Наши действия были спонтанными. Мы просто не могли молча принять присутствие этих людей в РГГУ, мы должны были ответить на оскорбление, коим является лекция специалиста по конспирологии, геополитике и травле «национал-предателей».

Лекция началась с показа видео, в котором тревожащий голос на фоне пылающих площадей вещал об опасности, исходящей от всякого политического действия, ведь последнее не может существовать без заказа наших геополитических врагов. Мы вообще-то готовились к дискуссии. Изучали статьи Старикова, видеоматериалы, некоторые из нас успели даже прочесть его книгу. Но само полемическое место было уничтожено, когда прибывшие эксперты запустили пропагандистский ролик.












Почему политическое хулиганство Старикова, санкционированное властью, было одобрено прокремлевскими публицистами, а наша демонстрация в защиту университета — заклеймена?










Что добавляет вес к политической диверсии Старикова против университета, кроме санкции свыше? Позиция критиков нашей акции показывает, что для них, как для Старикова, не существует понятия автономии, форм существования, свободных от начальственных распоряжений. В их мире есть лишь бесконечная экспансия полицейского порядка на даже те области, которые по праву избавлены от подобных интервенций, — на университетские аудитории.

Имели мы право доставать плакаты, устраивать шум, обвинять лекторов и некомпетентности и т.д. — этот вопрос имеет второстепенное значение. В нормальной ситуации такого права ни у кого нет. Равным образом в нормальной ситуации конспирологов не приглашают в университет для политической пропаганды. В и этом смысле я могу сказать — да, мы имели право делать то, что делали. Если автономия университета не соблюдается самим университетом, то отстаивать ее будем мы, преподаватели и студенты. Может быть, в таком случае, мы и есть университет?











Позже в тот же день аналогичная лекция Старикова состоялась в Шуваловском корпусе МГУ.









Наши товарищи подняли шум, начали демонстративно покидать лекционный зал. Некоторые студенты, которых организованно привели на эту лекцию, покинули зал вместе с протестующими. К середине лекции осталась лишь половина от изначального состава. На следующий день Стариков должен был приезжать с лекцией в МГИМО, студенты также приготовили плакаты и пытались не допустить политического хулиганства. Однако лектор по каким-то причинам в МГИМО не прибыл.


Tags: Кризис мозга, Либеройды, Мировая революция Международной финансов, Проект МФО "Валить Путина и Россию", Сомализация мира
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments