alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Сорока-ворона кашу варила, деток кормила

Оригинал взят у zhu_sв О сокровищах и злате побеседуй мудро с нищим
Во исполнение угрозы Набиуллиной смягчить денежно-кредитную политику на 2014 в ответ на подставу с индексацией тарифов на коммунальные услуги населению, которую правительство в последний момент все же решило проводить, Совет директоров ЦБ утвердил в прошлую пятницу повышенную на 0.5 пункта цель по инфляции на будущий год (с 4.5 до 5% декабрь к декабрю). Вчера (30.09) в несколько неурочное для госучреждений время, в полдесятого вечера (сотрудников ЦБ с приходом новой председателя поразил трудоголизм, и засиживаться на 3-4 часа «после уроков» стало нормой), Банк России выпустил обновленный проект осн. направлений денежно-кредитной политики.

Он отразил не только смягчённый ориентир по инфляции на будущий год, но и изменения в управлении процентными ставками (уход из денежно-кредитной политики «ставки рефинансирования», остающейся пока только в Налоговом кодексе), радикально поменял все цифры по прогнозу платежного баланса и денежной программе (базе), взял другой – более низкий по сравнению с МЭР - сценарий роста экономики в качестве основного, подтвердил прекращение валютных интервенции с 2015 и еще много чего в части наведения порядка в денежно-кредитной политике, начатого в последний месяц с приходом на это направление Юдаевой.

Что меняется?

Среди принципиальных моментов можно отметить заявление ЦБ, что «ключевая» ставка денежно-кредитной политики (5.5% в качестве стартового значения по аукционному репо сроком на неделю и депозитным аукционам) останется без изменений в следующие 3 года, если инфляция будет соответствовать целевым уровням (5, 4.5 и 4% для 2014, 15 и 16 годов соответственно). Этого не произойдет даже в конъюнктурной ситуации, вынуждавшей раньше оперативно задирать ставку, например, чтобы остановить игру на ослабление рубля, как осенью 2008.

Это означает, что с 2015 ЦБ переходит к режиму чистого инфляционного таргетирования, как ЕЦБ (в отличие от эклектики ФРС, выраженной «правилом Тейлора» или чем-то подразумеваемым в этом роде). Правда, и ЕЦБ прибегает к экстраординарным мерам (вроде прошлогодней покупки активов) в случае "маркет фейлов", так что возможности прибегнуть к экстраординарным мерам в случае угрозы банковского кризиса наш ЦБ себя не лишает. Но в целом - это переход к «взрослой» монетарной политике, прощание с советской «колхозной художественной самодеятельностью», когда на ЦБ навешивается функция поддержки «дешевыми деньгами» особо ценных товарищей.

Вслед за «ставкой рефинансирования» с 2015 уходит из лексикона ЦБ словосочетание «курс рубля». Регулятор, разумеется, будет фиксировать соответствующую статистику, но не станет предпринимать каких-либо мер (интервенций) даже для сглаживания колебаний курса. Стабилизация обменного курса по отношению к колебаниям цены нефти целиком ложится на Минфин, по поручению которого (и только в этих целях) ЦБ будет проводить покупки и продажи валюты для госфондов в соответствии с бюджетным правилом. Это означает, что операции с валютой, а следовательно – состояние платежного баланса, и в частности, цена нефти, окончательно перестают оказывать влияние на денежное предложение, и единственным каналом пополнения банковской ликвидности станет кредитование банков Банком России.

Окажется ли этот обозначенный переход к «взрослой» ДКП совместим с нашим пока еще «детским» банковским надзором и другими особенностями отечественной банковской системы (в частности, засильем в ней банков «слишком государственных, чтобы упасть»), покажет время. В данном случае речь идет лишь об одном аспекте - определенности ожиданий. Твердая уверенность, что что бы не случилось, инфляция в 2016 будет 4%, а разные сюрпризы, вроде засухи или очередного глобального финкризиса и т.п., добавят к ней еще максимум 1.5 п.п., сделает кредит, как ни странно, более доступным, поскольку сейчас в ставках сидит неопределенность (речь, конечно, о серьезных кредитах, типа ипотеки, а не о займе 10 т.р. на покупку мобильника). Мир прошел эту фазу - переход от «стимулирующей» монетарной политики, к политике, ставящей во главу угла стабильность денежной единицы и финансовой системы - в 70-х прошлого века. Возможно, у нас получится миновать стадию погони за соответствующими миражами.

image019image017
Источник: по данным ЦБ РФ (деньги - Обзор банковской системы, ссуды - Экспресс-обзор банковского сектора) и Росстат (ИПЦ), справа - сез.скорр., сглаж, проект осн. направлений единой ДКП на 2014 и период 2015-16, 30 сент.2013, с.18,19. Цифры у "развилок" здесь и далее соответствуют предположениям о цене нефти.

Спектр сценариев

В данном случае варианты, рассмотренные в осн. направлениях ДКП, а их, как и в прогнозе МЭР, тут 4 (но они не такие, как у МЭР, не совпадают даже основные сценарии), не так важны, поскольку цели денежно-кредитной политики (т.е. ориентиры по инфляции) остаются во всех случаях одними и теми же. (В случае прогноза МЭР выбор варианта в качестве основного важен, поскольку он образует основу для расчетов бюджета). В зависимости от сценария ЦБ прогнозирует структуру денежной базы (т.е. своего баланса), в частности потребность банков в рефинансировании, а также вероятную динамику денежной массы и кредита экономики. Но эти показатели имеют чисто информационное значение.

Никаких ориентиров, например, по динамике денежной массы, ЦБ перед собой не ставит. В зависимости от различных факторов прирост М2 в 2014 прогнозируется в диапазоне от 2 до 18%, и если он выйдет за эти рамки, при соблюдении цели по инфляции, ЦБ никак не отреагирует. (При этом ограничение инфляции ставится не только сверху, но и снизу. Т.е. ситуацию, когда инфляция упадет в следующем году ниже 3.5%, регулятор будет рассматривать как «аварийную», сигнализирующую о риске рецессии, и предпримет корректировку ставок, направленную на ускорение роста цен). Аналогично, прогнозные ориентиры для расширения кредита от 0 до 18%, и выход его за эти рамки также сам по себе не будет поводом для коррекции денежно-кредитной политики.

Такие широкие диапазоны второстепенных денежно-кредитных индикаторов (динамики расширения денег и кредита) связаны с тем, что у ЦБ, как и у МЭР, наряду с «нормальными» вариантами когда цена нефти остается на уровне 100 долл. за барр., рассматриваются 2 аварийных варианта, когда цена нефти отклоняется от центрального сценария на 25% в ту и другую сторону.
Вариант (1) с падением цены нефти до 75 долл. за барр. по сути моделирует финансовый кризис 2008 с последующей рецессией (средняя цена нефти на годичном отрезке с 4-ого кв. 2008 по 3-ий кв. 2009 с учетом обесценения доллара примерно такая же, 65.3 долл. в тогдашних ценах). По мнению ЦБ, это вызовет в 2014 рецессию в экономике глубиной 1% ВВП с провалом динамики денежно-кредитных показателей в диапазон 0-5%. В дальнейшем экономику ждет восстановительный рост, достигающий 1.8% к 2016. И если инфляция не будет достигать 3.5% в 2014 и 2.5% в 2016, ЦБ поддержит этот рост снижением ставок по своим операциям.

В 2014-15 Минфин будет продавать валюту из Резервного фонда, что частично компенсирует усилившийся отток капитала, в 2015-16 ослабление рубля уменьшит импорт, и отток капитала будет скомпенсирован положительным сальдо счета текущих операций. В целом по оценке ЦБ, шок масштаба 2008 года, даже если он продолжится в течение 3 лет, может быть пережит с выходом в 2015-16 на уровень ВВП, превышающий нынешний, и даже с сохранением некоторого роста потребления в этот период (по 1.6% в год), за счет снижения доли инвестиций в ВВП.

«Позитивный шок» нефтяных цен, когда они растут до 125 долл. за барр. (вариант 3), будет сопровождаться ростом ВВП на 3.5%-4% в год, и соответственно – более высоким спросом на кредит, наличные и потребность в рефинансовых кредитах. Это счастье будет сопровождаться также существенным ростом притока капитала, и дополнительная валюта будет лишь частично абсорбирована в фондах Минфина, но частью пойдет на ускорение роста потребления до 5% (это примерно нынешний темп роста потребления и даже чуть выше), и повышение темпов роста валового накопления до 6.5% (в т.ч. – основного капитала 5.6-5.4%).

Наиболее вероятным, с точки зрения ЦБ (как и МЭР) будет уровень цен нефти в 100 долл. (вариант 2а и 2б), однако, по оценке ЦБ, тот уровень притока капитала, который заложен в прогноз МЭР, не позволит достичь темпов роста ВВП в 3% ранее 2016, из-за более низких инвестиций в основной капитал. Рост импорта, вызванный сокращением оттока капитала будет в большей мере использован на ускорение роста потребления домохозяйств в ожидаемых в 2013 году 3.8% до 4.4% в 2016. Достижение темпов прироста, заложенных в прогнозе МЭР (3-3.3%), потребует, по мнению ЦБ, уровня чистых внешний заимствований России в 2016 на 9 млрд. долл. больше (дефицита текущего счета в 12 млрд. долл. против 3 у МЭР, и чистого притока частного капитала в 15 млрд. долл.). ЦБ рассматривает такой приток капитала (и соответственно, темпы экономического роста в 3 и более процентов) как менее вероятные.

image020image022
image021image023
Источник: ЦБ РФ, проект осн. направлений единой ДКП на 2014 и период 2015-16, 30 сент.2013, с.18-19. * ЧМР и госфонды в рублях рассчитаны, исходя из официального курса рубля на начало 2013 года. Нижняя группа графиков - ЧМР за вычетом обязательств ЦБ перед расширенным правительствомimage024image025
Источник: по данным ЦБ РФ, проект осн. направлений единой ДКП на 2014 и период 2015-16, 30 сент.2013, с.19. * За вычетом чистых обязательств ЦБ перед расширенным правительством
Tags: Кризис мозга, Кризис развития, Мировая революция Международной финансов, Российская Федерация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments