?

Log in

No account? Create an account
поговорим

alexandr_palkin


МИРОСТРОИТЕЛЬСТВО

Будущее России рождается в каждом из нас


Previous Entry Поделиться Next Entry
Из-за проблемности воровского курса правящей общины решено экономить расходы на простых гражданах
Для Вас
alexandr_palkin
Власти введут режим жесткой экономии

19:11 12.09.2013 , Виктория Устименко


Не прошло и двух месяцев со дня принятия бюджетного курса, как Минфин передумал и представил президенту новую программу бюджетных расходов на 2014-2016 годы. И вот теперь-то досталось всем категориям бюджетополучателей! И, главное, на фоне увещеваний президента в духе «Это пока не кризис!» и «Есть надежда на лучшее!» в представленном «бюджетном маневре» словосочетание «выход из кризиса» все-таки прозвучало.


В обновленной программе, ради которой накануне прошло спецсовещание у Владимира Путина, кроме грядущего пятипроцентного сокращения всех бюджетных расходов в 2014-2016 годах, предлагается в 2016 же году дополнительно сократить на 3% программы госзакупок и вооружений, а также инвестиций. В 2014 году хотят свести на нет индексацию зарплат военнослужащих и бюджетников, а также лишить белорусов нефтяных льгот. Излишней роскошью Минфину показались льготный НДС в 2015 году и деньги от продажи 19,5% акций «Роснефти»: их в 2016 году предложено доложить в бюджет.


Корректировка «маневра» стала необходимой после того, как Минфин пересчитал доходы казны с поправкой на кризис. Выяснилось, что доходы несырьевого сектора экономики значительно уступают июньским бюджетным корректировкам: казна может недосчитаться еще 1,7 триллиона рублей. Пик недостачи придется на 2015 год, пишет «Коммерсант».


Теперь, если подвести промежуточный баланс, получим дополнительные почти 490 миллиардов рублей за счет пятипроцентного сокращения. Еще 176 миллиардов рублей «капнет» в результате обрезания программ госзакупок и вооружений. Более 200 миллиардов рублей власти рассчитывают сэкономить за счет стимулирования стажа «всех пенсионеров» в 2015-2016 годах. Наконец, за акции «Роснефти» Белый дом надеется выручить около 425 миллиардов рублей. Остаются еще несколько пунктов, которые и помогут свести дебет с кредитом.


Цель такого «заработка» на субсидиях парадоксальна: бюджет в текущем году пока в профиците, и потому прямой необходимости резать расходы пока нет. И, судя по всему, Россия идет по пути Евросоюза, стараясь снизить расходы вместо того, чтобы стимулировать экономический рост, который автоматически приведет к росту доходов бюджета.


Не менее важная деталь заключается в том, что секвестр в духе 90-х годов затевается в ситуации, когда государство не знает, куда деть деньги. В Резервном фонде и Фонде национального благосостояния без дела лежит свыше 5,7 триллиона рублей. Эти средства изъяты из российской экономики как якобы «незаработанные» и инфляционные.


«Непонятно, чем лучше иностранные кредиты и займы или спекулятивные капиталы, которые зазывают в Россию чиновники, – рассуждает старший экономист ФГ «Риком» Владислав Жуковский. – Еще 670 миллиардов рублей размещены Минфином на депозитах в коммерческих банках. При желании Минфин мог бы полгода вообще не собирать никаких налогов и в полном объеме финансировать все имеющиеся обязательства».


С этим мнением согласны и другие эксперты. «Власти используют запас прочности, который есть, – и экономический, и политический, – говорит директор аналитического департамента United Traders Михаил Крылов. – А ведь сокращение бюджета навредит долгосрочным проектам в области инноваций и может вызвать волну протестных настроений».


Экономия – это плохая идея, считает директор аналитического департамента компании «Альпари» Александр Разуваев. По его мнению, стоит прислушаться к общественному мнению и перестать слушать лоббистов. «Сокращение расходов через эффект мультипликатора напрямую ударит по экономическому росту и даже может вогнать экономику в рецессию, которой пока нет. И хотя сами цифры прогнозов выглядят адекватными, добыча нефти в ближайшие пять лет будет стагнировать, и никто не знает, сколько на момент приватизации будет стоить «Роснефть», – считает Александр Разуваев.


Свое мнение о необходимости столь крутого «бюджетного маневра» в беседе с обозревателем KM.RU изложил директор Института социальной политики и социально-экономических программ НИУ «Высшая школа экономики», доктор экономических наук Сергей Смирнов:


– Подобного рода последствия для российской экономики были прогнозируемы. Достаточно вспомнить анализ трехлетнего бюджета, подготовленный в прошлом году бывшим главой Минфина Алексеем Кудриным. Уже тогда стало понятно, что повышение отчислений в оборонный комплекс, повышение зарплат силовикам ни к каким иным последствиям привести не могли.


Расходы бюджета должны оптимизироваться, должен проводиться секвестр, но причина не в рецессии, а в том, что раньше принимались необдуманные экономические решения при формировании бюджета на предыдущие годы. Совершенно очевидно, что некоторые расходы вряд ли когда-либо окупятся – например, летняя Олимпиада в Сочи или чемпионат мира по футболу. Сюда же можно добавить непрозрачность экономики: власти говорят о том, что предлагаемые меры приведут к освобождению дополнительных миллиардов рублей. Но достаточно вспомнить последние скандалы в Минобороны: там злоупотребления также исчислялись миллиардами рублей. На мой взгляд, проблема решается не с той стороны.


Самое опасное здесь то, что под сурдинку вместе с сокращаемыми расходами происходит закручивание гаек не только по линии бюджетной сферы. Сюда же попадают, например, пенсионные фонды. Нравится нам это или нет, но новая пенсионная формула определена и уже не изменится.


По мнению экспертов, Россию впереди ждут тяжелые времена. И это – только начало пути в перекладывании ответственности с федерального центра на плечи рядовых граждан и хронически дефицитные регионы.


Читать полностью: http://www.km.ru/economics/2013/09/12/ekonomika-i-finansy/720472-vlasti-vvedut-rezhim-zhestkoi-ekonomii






Бюрократическое лобби

Думское большинство упорно не желает вводить конфискацию имущества для коррупционеров

12 сентября 2013


На лентах новостей 11 сентября появилась информация о том, что в Москве по подозрению в вымогательстве и получении взятки задержаны руководители двух управлений Пенсионного фонда России. Начальник главного управления ПФР № 8 и замначальника главного управления № 3 по Москве и Подмосковью требовали у руководителя фирмы, осуществлявшей охрану этих отделений фонда, 3,5 миллиона рублей за "беспрепятственное подписание актов выполненных работ, а также гарантии заключения и продления государственных контрактов".


История началась с того, что потерпевший обратился с заявлением в антикоррупционное управление МВД. В ходе оперативного эксперимента был задокументирован факт получения чиновниками требуемой суммы денег. Полиция занимается выявлением иных эпизодов противоправной деятельности задержанных.


На сайте Пенсионного фонда отмечается, что начальником главного управления ПФР № 8 по Москве и Московской области является Татьяна Моисеенко. Что касается второго соучастника преступления, то у начальника управления № 3 сразу три заместителя, однако одного из них зовут Александр Моисеенко.


Честно говоря, на этот эпизод можно было бы не обращать особого внимания, если бы не одно "но" – как раз накануне, 10 сентября, в Госдуме обсуждался законопроект № 247676-6 "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон "Об исполнительном производстве". Внесли его на рассмотрение депутаты фракции "Справедливая Россия" Сергей Миронов, Николай Левичев, Оганес Оганян, Михаил Емельянов и Олег Михеев. Изменения в Уголовный кодекс и закон "Об исполнительном производстве" должны были коснуться регламентации положений о конфискации. И думское большинство в очередной раз отклонило инициативу "эсеров" вернуть в Уголовный кодекс конфискацию имущества для взяточников. Так что ни пойманным на следующий день после этого сотрудникам ПФР, ни многим другим взяточникам и коррупционерам эта мера наказания в ближайшем будущем не грозит.


"В очередной раз антикоррупционные инициативы нашей партии отклоняются фракцией думского большинства. Мы предложили простую вещь: вернуть в уголовный кодекс конфискацию имущества для взяточников, причем для взяточников высокопоставленных, занимающих госдолжности в Российской Федерации, в субъектах Российской Федерации. Речь идет о министрах, судьях, депутатах и прочих лицах", – заявил по этому поводу один из авторов законопроекта, председатель "СР" Николай Левичев.


Но партия власти на то и партия власти, чтобы защищать представителей власти от возможных неприятностей. А неприятности в случае принятия предложенного законопроекта могут оказаться крупными.


Как утверждают независимые эксперты, емкость коррупционного рынка в России составляет порядка 300 миллиардов долларов в год. Причем, измерить эту латентную составляющую теневого рынка очень сложно. Во всяком случае, как заявляет председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов, коррупционный рынок значительно больше, чем рынок незаконного оборота наркотиков, который оценивается где-то в 10-15 миллиардов долларов в год. "Надо понимать, – отмечает он, – что этот рынок формируется не теми типичными взятками, о которых мы слышим по уголовным делам, – у нас, по-моему, 80 % – низовая коррупция. Прежде всего, он формируется за счет распределения бюджета в коррупционном плане, управления государственной собственностью, управления природными ресурсами. Это основные сектора коррупционного рынка".


Коррупция в России – это самый доходный бизнес, выстроенный многофункционально. Причем, строится он сверху и является основной мотивацией нахождения на государственной службе. Этот бизнес до определенного момента являлся в том числе и платой за лояльность.


Время от времени в СМИ появляются цифры, приводящие в изумление, причем, не только своим порядком, но и тем, что, получая такие данные, наши правоохранительные органы не принимают адекватных мер. Так, по оценкам МВД, и в 2011 г., и в 2012 г. средний размер взятки составлял около 300 тысяч рублей. К числу ведомств, где размер взятки выше этой суммы, относятся Федеральная антимонопольная служба и, собственно, Министерство внутренних дел – это уже данные независимых исследований. Россельхознадзор, Росрегистрация, Федеральная таможенная служба, Роструд, Федеральная налоговая служба, Роспотребнадзор и другие – в этих ведомствах размер взятки менее 300 тысяч рублей, доходя до 23 тысяч рублей в Росздравнадзоре.


Окопавшийся в Госдуме профсоюз чиновников не хочет ставить под угрозу спокойствие коррупционеров

На страже чиновников, получающих эти взятки, и стоит депутатское большинство в Госдуме. Впрочем, дело не только в нем. Так, в июле месяце пленум Верховного суда разъяснил спорные моменты по делам о взятках. Впервые судьи ВС подробно прописали, в каких случаях нельзя наказывать государственного или муниципального служащего за полученные деньги или презенты. Не считается взяткой вознаграждение за труд, который не входит в прямые обязанности. В качестве примера ВС привел случай, когда главврач лично провел осмотр больного, не отдавая при этом никаких организационных распоряжений, то есть, не используя свое служебное положение. Точно так же не будет считаться взяточником чиновник, который помог человеку в подготовке каких-то документов в нерабочее время.


Кроме того, ВС заступился за тех, кого на получение взятки спровоцировали полицейские. Как гласит постановление пленума, нельзя привлекать к ответственности в случаях, когда деньги были даны чиновнику в рамках оперативно-розыскных мероприятий.


Отметим, что летом прошлого года Госдума приняла закон, который разрешает конфискацию у должников не только денежных сумм в размере стоимости имущества, которое было нажито незаконным путём, но и личного имущества. Почему же по отношению к взяточникам и коррупционерам должны применяться другие правила?


Николай Левичев считает: если получение взятки было совершено группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, особенно с вымогательством взятки в крупном размере, то здесь тоже необходимо применять конфискацию имущества коррупционеров. "Все это простые и понятные любому честному человеку нормы: матерый взяточник вымогал деньги, попался, вина его установлена в суде – значит, нужно отбирать все его имущество. Ведь очевидно, что оно нажито таким же путем", – объясняет он.


Однако, как утверждает Левичев, "окопавшийся в Госдуме профсоюз чиновников не хочет ставить под угрозу спокойствие высокопоставленных коррупционеров и блокирует наше предложение". А, раз так, то взяточники пока могут спать спокойно.


Емкость коррупционного рынка в России составляет порядка 300 миллиардов долларов в год