alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Category:

Генетически эстонцы ближе к русским северо-запада России, литовцам и латышам, чем к финнам

Русский с эстонцем - братья навек

8 сентября 2013 года 16:10 | Сергей Орлов

Уникальная археологическая находка подтвердила глубинную кровную связь народов

Эстонские археологи нашли древнейшую чашу, принадлежащую, как пояснил профессор Тартуского университета Айвар Крийска, культуре шнуровой керамики. Казалось бы, чаша и чаша, что тут такого? Ан нет. Она позволила копнуть тайну происхождения самих эстонцев.

Может быть, об этой тайне и не было бы особого разговора - мало ли предметов, напоминающих о культуре шнуровой керамики, находят в Европе. Но дело в том, что косвенно находка подтвердила открытие молодого эстонского генетика Тыну Эско, который в ходе трехлетний исследований пришел к выводу: генетически эстонцы ближе к русским северо-запада России, литовцам и латышам, чем к финнам, хотя именно тех принято считать в Таллине самыми что ни на есть ближайшими родственниками.

Археологи исследовали захоронение возрастом в четыре тысячи лет, где и наткнулись на уникальную находку. Здесь и раньше находили древнейшие предметы быта, орудия труда, только не такой сохранности. Чаша прекрасно сохранилась, никто ее не разбил за тысячелетия. Но главное - она лишний раз напомнила о культуре шнуровой керамики, общими признаками которой является наличие керамики, орнаментированной отпечатками шнура или подражающими шнуру характерными насечками. А ученые считают, что носителями этой культуры были индоевропейские племена - предки славян, германцев и балтов. Выбирай кого хочешь. Но открытие Тыну Эско словно наполнило чашу новым содержанием и прояснило тайну происхождения местных народов. Образно говоря: русские, литовцы и даже латыши с эстонцами – все братья навек. А нынешние политические перипетии – крошечный эпизод на фоне тысячелетий.

Правда, эстонские археологи живут и работают в нынешней политической реальности, и, видимо, поэтому профессор Айвар Крийска демонстративно избегает излишней в нынешних эстонских обстоятельствах детализации. «Мы не знаем точно, на каком языке они говорили, и это не очень-то нас интересует», - говорит он. Любопытное заявление, потому что если бы была возможность удобной для местной элиты исторической интерпретации, то, судя по ее поведению, обязательно прозвучала бы из чьих-нибудь уст фраза об эстонцах, поселившихся тут 4 тысячи лет назад. Но молчат.

Любопытно, что ученый, избегая «национальной» окраски исторического вопроса, не склонен отказываться от социальной, хотя в принципе это неразрывные темы. «В первую очередь необходимо проникнуть в логику поселения: как эти люди жили, как они использовали землю, поселялись ли возле рек или вдоль берега моря, возделывали ли поля, ловили ли рыбу и ходили ли на охоту – или же место имело смешанное хозяйство. За этим следуют вопросы относительно единиц поселения: начиная с того, была это деревня или хутор, в каких домах жили – и, заканчивая тем, какова была численность общины, какие имелись надобщинные отношения, как функционировало общество», - говорит профессор.

Конечно, вопросы о функционировании общества – важные для археолога. Как и вопросы о взаимодействии племен, взаимовлиянии культур, бесконечных войнах в этом регионе. Место удобное. Устье Нарвы. Ворота, окно – как угодно называй. Лакомое для агрессоров. Так вот. Неподалеку находится эстонский город Нарва с крепостью, веками противостоявшей русским, причем ее «национальная» принадлежность весьма противоречива. Эстонским город стал исключительно благодаря Ленину, а точнее – крушению Российской империи, хотя в отличие от благодарной Финляндии здесь нет ни одного памятника вождю. И основан замок был датчанами в XIII веке, явившимися сюда на чужую землю. Хотя о дате основания замка идут споры, все же есть сведения, что он был заложен в 1223-м, и именно этот год здесь с удовольствием определили как дату основания города. Правда, первое письменное упоминание замка относится к 1329 году. Но важно не это. Здешние территории к 1113 году принадлежали Киевской Руси. И это известный факт.

Историю замка, самой Нарвы и местных племен можно было бы представить как историю войн. В 1346 году у датских агрессоров его отняли ливонские агрессоры. Русские цари не то, чтобы пытались вернуть территории – из этого осиного гнезда псы-рыцари все время совершали набеги. Замок переходил из рук в руки. Был и русским, шведским. С попытки занять Нарву начал Северную войну Петр I. В 1700-м году русская армия потерпела от шведов сокрушительное поражение, но Петр I учел ошибки, и в конце лета 1704 года взял Нарву.

Империя, между прочим, в отличие от предшественников развивала город, даже несмотря на потерю стратегического значения после появления крепости Кронштадт. Знаменитую Кренгольмскую мануфактуру тут основали не датчане и не германцы со шведами, а «русские оккупанты», и она успешно фунционировала аж до 2010 года, пережив революции, войны, но не выдержав независимости Эстонии.

Так были ли русские тут оккупантами как датчане и всякие шведы? И можно ли быть оккупантами на своей земле? Конечно, идентифицировать племена, жившие тут тысячи лет назад, крайне сложно, и лишь открытие молодого эстонского ученого о генетическом родстве эстонцев с русскими да уникальная чаша приоткрывают завесу. Но вот непреложный факт. Задолго до датчан, бряцавших тут достепахми в начале XIII века, а уж тем более покоривших край огнем и мечом ливонцев и шведов, эти места, как мы заметили выше, принадлежали Киевской Руси. А первое упоминание здешнего поселка произошло в 1171 году в Новгородской летописи, и назывался он Нарвия.

В те времена, говорят, не существовало национальностей. Однако с огнем и мечом сюда являлись очень даже конкретные рыцари, из чего становится очевидным, что ни датчане, ни германцы, ни шведы тут не обитали до своих кровавых походов. И местные племена были покорены пришельцами, которых – вот ирония судьбы – сейчас боготворят потомки исконных жителей.

И вовсе не эстонская, а ливонская и шведская крепость противостояла русской, которая была заложена на другом берегу Нарвы на расстоянии всего лишь 130 метров в 1492 году повелением Ивана III (известного как Иван Великий). Русская твердыня была построена специально для защиты русских земель от псов-рыцарей. И была поименована в честь основателя – «нарече ему имя Ивангород в свое имя», и стоит до сих пор.

Они и сейчас друг напротив друг друга – две крепости и два города – Нарва и Ивангород - эстонский и российский. В годы «советской оккупации», как именуют в Эстонии советский период, различия стерлись. Откуда им быть? Дело вовсе (или) не только в идеологии. 80% населения Нарвы – русские.

А ливонцы, германцы, шведы – все это оказалось преходящим. О чем и напомнила древняя чаша.


Tags: Балтия, Эстония
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments