alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Category:

Мнение о сирийском ПВО генерал-лейтенанта А.Д. Гаврилова

ПВО Сирии - мнение эксперта

. .karakurt в Ср, 04/09/2013 - 12:13

Защитить Сирию от возможных ракетно-бомбовых ударов способны только силы ПВО. В сфере надвигающейся опасности стоит проанализировать современное состояние и качество сирийских ПВО. Наиболее подробный обзор сирийской ПВО сделал Гаврилов Анатолий Дмитриевич.

краткая справка: Начальник Военной академии войсковой противовоздушной обороны ВС РФ им. Маршала Советского Союза А.М.Василевского (г. Смоленск), генерал-лейтенант; родился 25 августа 1950 г. в деревне Комаровка Шегарского района Томской области; в 1972 г. окончил Томский политехнический институт и был призван в ряды Советской Армии, с 1972 по 1977 гг. проходил военную службу в составе ГСВГ; в 1977 г. поступил в Военную академию ПВО СВ РФ (г. Киев), которую окончил в 1980 г.; после окончания академии проходил службу в Монголии (ЗабВО); с 1982 г. проходил службу в г. Киеве (ВА ПВО СВ - адъюнкт, преподаватель, старший преподаватель, докторант); с 1994 г. переведен в г. Смоленск в Военную академию ПВО СВ РФ, занимал должности заместителя начальника кафедры, начальника кафедры, заместителя начальника Военной академии по учебной и научной работе; с ноября 2005 г. - начальник Военной академии войсковой ПВО ВС РФ; доктор военных наук, профессор; действительный член Академии военных наук; почетный работник высшего профессионального образования; признанный специалист в области военной кибернетики и военного управления; автор 150 научных работ (5 учебников, более 50 статей в ведомственной печати и институте кибернетики УССР); подготовил 3 доктора и 18 кандидатов военных наук и кандидатов технических наук.

На вооружении войск ПВО Сирии стоят зенитные ракетные и артиллерийские системы и комплексы как современных, так и устаревших типов, прошедшие арабо-израильскую войну 40-летней давности. В свое время поистине неоценимую помощь ($13,4 млрд. долга так и остались невыплаченными!) в поставках вооружения, обучении личного состава стране оказал Советский Союз, поэтому практически все вооружение (не только зенитное) имеет советское и российское происхождение. Сегодня в составе ПВО Сирии насчитывается около 900 единиц ЗРК и более 4000 зенитных орудий различных модификаций. Наибольшую досягаемость по дальности имеют ЗРК С-200 «Ангара» и С-200В «Вега» (около 50 ПУ), С-75 «Двина»; С-75М «Волга». Крайнюю озабоченность Израиля вызывают современные ЗРС средней дальности – С-300 ранних модификаций (48 ЗРК), которые в конце 2011 г. якобы поставлены Россией (по другим сведениям – Белоруссией и Китаем). Наибольшее представительство в системе ПВО Сирии имеют ЗРК и ЗРС средней дальности, среди которых имеются современные комплексы «Бук-М1-2», «Бук-М2Э (36 СОУ, 12 ПЗУ), а также устаревшие ЗРК C-125 «Нева», С-125М «Печора» (140 ПУ), 200 СПУ «Куб» («Квадрат»), 14 батарей ЗРК «Оса» (60 БМ). Кроме того, в 2006 г. был заключен контракт на поставку Сирии 50 самых современных ЗРПК «Панцирь-С1Э», часть из которых уже находится на вооружении. В составе сухопутных войск имеются ПУ ЗРК «Стрела-1», БМ «Стрела-10» (35 единиц), около 4000 ПЗРК «Стрела-2/2М)», «Стрела-3», более 2000 зенитных артиллерийских комплексов ЗУ-23-2, ЗСУ-23-4 «Шилка» (400 единиц). На длительном хранении находятся зенитные артиллерийские орудия калибров 37 мм и 57 мм, а также 100 мм пушки КС-19.

Как видим, основная масса ЗРК и ЗРС (около 80%) представлена устаревшими образцами ВВТ. Тем не менее, все комплексы за прошедшие годы прошли (или проходят) глубокую модернизацию и в той или иной степени отвечают современным требованиям.

Средства радиолокационной разведки представлены локаторами П-12, П-14, П-15, П-30, П-35, П-80, радиовысотомерами ПРВ-13, ПРВ-16, идеология разработки которых берет начало со второй половины прошлого века. Эта техника 30–40 лет назад в арабо-израильских войнах еще могла кое-как противостоять тогдашнему воздушному противнику, применяя имеющиеся режимы отстройки от различных типов помех, смену рабочих частот и др. Сегодня эти образцы, во-первых, выработали технический ресурс, во-вторых, безнадежно отстали от возможностей вероятного противника по нанесению «радиоэлектронных ударов». В лучшем случае, группировка ПВО может использовать эти РЛС в мирное время при несении боевого дежурства в целях обнаружения самолетов-нарушителей, вскрытия начала удара средствами воздушного нападения (СВН), управления воздушным движением и т. п.

Для того чтобы система ПВО работала эффективно, необходимо чтобы все ее составляющие выполняли свое функциональное предназначение, внося свой вклад в решение задач противовоздушной обороны. Судить о мощи системы ПВО по факту поражения одного сбитого в мирное время самолета-нарушителя государственной границы нельзя. Обстановка в ходе боевых действий будет совершенно иная. Массовое применение малоразмерных воздушных целей – элементов ВТО (типа БЛА, крылатых ракет, УАБ, управляемых снарядов и т. п.), применение интенсивного огневого и радиоэлектронного противодействия против огневых средств ПВО, вывод из строя системы управления и разведки, широкое применение ложных и отвлекающих целей – в таких неимоверно сложных условиях будет функционировать система ПВО. Отражение ударов современных СВН, объединенных в сложную высокоорганизованную систему, возможно только при противопоставлении ей адекватной высокоэффективной системы ПВО. Здесь особую важность приобретают состояние и возможности систем управления, разведки воздушного противника и оповещения о нем, тщательно организованной и построенной системы зенитного ракетного и артиллерийского прикрытия (ЗРАП), а также истребительно-авиационного прикрытия (ИАП).

СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ

Система управления боевыми действиями группировок войск ПВО Сирии построена по обычной классической схеме, объединяющей управления и штабы зон ПВО (Северную и Южную), командные пункты (пункты управления) зенитных ракетных (артиллерийских) соединений, частей и подразделений, радиотехнических частей и подразделений. Система связи представлена традиционными каналами тропосферной, релейной, коротковолновой радиосвязи, также широко применяется проводная связь.

Зона прикрытия системой ПВО основной территории Сирии. Зоны поражения ЗРК С-75 обозначены красным цветом, С-125 – синим, С-200 –фиолетовым, 2K12 «Квадрат» – зеленым.

Для управления силами и средствами противовоздушной обороны имеется три полностью компьютеризированных командных пункта. Они позволяют до начала противовоздушного боя обеспечить работу органов управления при организации ПВО, планировании боевых действий и вести обмен оперативно-тактической информацией. Возможности же централизованного автоматизированного управления боевыми действиями всей группировки ПВО весьма низкие вследствие ряда причин.



Во-первых, чрезвычайна низка степень оснащения соединений и частей ПВО современными средствами автоматизации. Система управления противовоздушным боем представлена образцами АСУ из состава зенитных ракетных комплексов и систем, причем старого парка. Например, для управления ЗРК С-75, С-125 и С-200 применяются КСАУ АСУРК-1М(1МА), «Вектор-2», «Алмаз», «Сенеж-М1Э», «Протон», «Байкал», которые были приняты на вооружение еще в середине прошлого века. Идеология управления боевыми действиями средств ПВО, реализованная в этих средствах, для современных условий совершенно не годится и является безнадежно устаревшей. Имеющиеся образцы АСУ позволяют автоматизированным способом решать задачи сбора, обработки, отображения и передачи радиолокационной информации применительно для КП отдельных однородных формирований ПВО (дивизионов, полков, бригад). Централизованное управление боевыми действиями смешанных группировок ПВО как в зонах, так и в объединениях не реализовано ввиду отсутствия средств АСУ для решения этих задач.

С одной стороны, известно, что децентрализациия управления значительно снижает общую эффективность системы ПВО из-за отсутствия взаимодействия, пропусков воздушных целей, излишнего сосредоточения огня и др. Хотя, с другой стороны, в условиях отражения ударов СВН высокой плотности, в сильных (подавляющих) помехах, мощного огневого противодействия самостоятельные действия огневых зенитных средств могут являться единственным действенным способом решения задач ПВО. Разработка до боя детальных указаний по ведению огня и взаимодействию с распределением ответственного пространства между огневыми единицами в группировке и между группировками может значительно приблизить эффективность системы ПВО к потенциально возможной. В этих условиях децентрализованное управление может быть предпочтительным. Ярким примером ущербности излишней централизации управления является безнаказанная посадка на Красной площади легкомоторного самолета, происшедшая 25 лет назад, который пролетел через достаточно сильную группировку ПВО на западе СССР, бесполезно ожидающую из Москвы команды на открытие огня и поражение обнаруженной и сопровождаемой ею воздушной цели.

Во-вторых, далеко не благополучно обстоят дела с состоянием АСУ боевыми действиями не только на КП (ПУ) группировок ПВО, но и в самих зенитных средствах. Например, батарейный командирский пункт ПУ-12 для ЗРК «Оса» автоматизированно решает лишь узкий круг задач завязки и сопровождения трасс по данным собственной РЛС, пересчета координат РЛИ от «цифрового» источника. Более того, целеуказание на боевые машины приходится выдавать неавтоматизированным способом, голосом с выдачей координат цели, что также снижает эффективность управления. Учитывая то, что комплексы «Оса» в настоящее время прикрывают бригады С-200, для уничтожения которых могут быть использованы крылатые ракеты, УАБ и другие малоразмерные, скоростные цели, применение ПУ-12 в условиях крайнего дефицита времени становится практически бесполезным.

Для управления ЗРК «Квадрат» применяется комплекс управления К-1 («Краб»), созданный в 1957-1960 гг. Комплекс позволяет на месте и в движении наглядно отображать на пульте командира бригады воздушную обстановку по информации от сопрягаемой РЛС старого парка. Операторам приходится вручную одновременно обрабатывать до 10 целей, выдавать по ним целеуказания с принудительным наведением антенн станций наведения. Для обнаружения самолета противника и выдачи целеуказания на дивизион с учетом распределения целей и переноса огня ему требуется 25-30 с, что в условиях ведения современного скоротечного противовоздушного боя недопустимо много. Дальность действия радиолиний ограничена и составляет лишь 15–20 км.

Более высокими возможностями обладают автоматизированная систему управления огнем современных ЗРС и ЗРК Бук-М2Э, С-300 и «Панцирь-С1Э» (если они поставлены в полной комплектации с пунктами боевого управления). В этих средствах АСУ решаются задачи автоматизированной выработки решений на отражение ударов СВН (ведение огня), постановки огневых задач, контроля за их выполнением, регулирования расхода ракет (боеприпасов), организации взаимодействия, документирования боевой работы и др.

Тем не менее, наряду с высоким уровнем автоматизации процессов управления огнем среди составных элементов комплекса, нерешенной остается проблема взаимодействия с внешними средствами ПВО. При таком разнообразии средств смешанной группировки ПВО на первый план выходит проблема организации централизованного автоматизированного управления ею.

В-третьих, проблема усугубляется также из-за невозможности информационно-технического взаимодействия различных КСАУ. Система сбора и обработки радиолокационной информации при таком оснащении АСУ может быть только неавтоматизированной с применением планшетов. Радиолокационная информация, полученная с использованием РЛС типа П-12, П-14, П-15, П-30, П-35, П-80, ПРВ-13 и ПРВ-16 (возможно и РЛС нового парка) может быть обработана и использована с применением автоматизированных постов обработки радиолокационной информации (ПОРИ-1, ПОРИ-2), однако сведений об их наличии у Сирии не имеется. Как следствие, система разведки и оповещения о воздушном противнике будет функционировать с большим запаздыванием радиолокационной информации.

Таким образом, в условиях интенсивного огневого и радиоэлектронного противодействия централизованное управление средствами ПВО при ее оснащении устаревшими образцами АСУ, несомненно, будет утрачено, что снизит потенциальные возможности группировки по уничтожению воздушных целей.

РАДИОТЕХНИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА

Боевое применение группировок радиотехнических войск (РТВ) Сирии имеет ряд характерных особенностей. Вполне очевидна возросшая роль радиотехнических войск в системе противовоздушной обороны в вооруженных конфликтах последних десятилетий, от эффективности которых главным образом зависит качество управления, а значит, и успех борьбы с авиацией и беспилотными средствами противника. Тем не менее, одно из слабых мест сирийской ПВО – радиотехнические войска, оснащенные устаревшими, полностью выработавшими ресурс эксплуатации РЛС. Около 50% РЛС, имеющихся на вооружении радиотехнических рот, батальонов и бригад, требуют капитального ремонта, 20-30% – небоеготовы. Радиолокаторы П-12, П-14, П-15, П-30, П-35, П-80 хорошо знакомы американским военным специалистам и их коллегам из НАТО по Вьетнаму, арабо-израильским войнам и войнам в Персидском заливе.


Одни из самых современных зенитных средств Сирии – ЗРПК «Панцирь-С1Э»

В то же время в развитии и боевом применении западных СВН за несколько последних десятилетий произошел значительный качественный прорыв. Совершенно очевидно, что сирийские (читай, еще советские) средства РТВ не в состоянии эффективно противодействовать современным средствам воздушного нападения по ряду причин:

1. Низкая помехозащищенность группировки РТВ. Образцы РЛС, проектируемые в середине прошлого столетия, а также и создаваемая на их основе группировка РТВ были способны обеспечить выполнение боевых задач в условиях применения активных шумовых помех слабой интенсивности (до 5–10 Вт/МГц), а в отдельных секторах (на отдельных направлениях) – в условиях применения активных шумовых помех средней интенсивности (30–40 Вт/МГц). В операции 2003 г. «Шок и Трепет» против Ирака силы и средства РЭБ коалиции стран НАТО создавали плотности помех на два порядка выше – до 2-3 кВт/МГц в заградительном режиме и до 30-75 кВт/МГц – в прицельном. При этом РЭС РТВ и ЗРК С-75 и С-125, находящиеся на вооружении ПВО Ирака, подавлялись при 10-25 Вт/МГц.

2. Низкий уровень автоматизации управления силами и средствами радиолокационной разведки. Имеющиеся в составе РТВ Сирии средства радиолокационной разведки не способны функционировать в едином информационном пространстве из-за отсутствия единого автоматизированного центра сбора и обработки информации. Сбор и обработка информации неавтоматизированным способом приводят к большим неточностям, задержкам передачи данных о воздушных целях до 4–10 мин.

3. Невозможность создания радиолокационного поля с требуемыми параметрами. Фрагментарное радиолокационное поле позволяет оценивать лишь частную воздушную обстановку и принимать по ней отдельные решения на ведение боевых действий. При создании группировки РТВ необходимо учитывать географические особенности района предстоящих боевых действий, его ограниченные размеры, наличие больших зон неконтролируемого группировкой радиотехнических войск воздушного пространства. Горные районы мало подходят для развертывания подразделений РТВ, потому создание сплошного радиолокационного поля крайне проблематично. Возможности маневра подразделений и частей РТВ также предельно ограничены.

Особенности сложного рельефа местности позволяют создать трехдиапазонное радиолокационное поле со следующими параметрами:

— высота нижней границы сплошного радиолокационного поля: над территорией Сирии, в приморском районе и по линии развода войск с Израилем – 500 м; по границе с Ливаном – 500м; над территорией Ливана – 2000 м;

— по границе с Турцией – 1000 – 3000 м; по границе с Ираком – 3000 м;

— высота верхней границы сплошного радиолокационного поля над территорией Сирии – 25 000 м;

— глубина радиолокационного поля (удаление рубежей обнаружения) за сирийско-израильской границей может составить 50 – 150 км;

— перекрытие радиолокационного поля – двух- трехкратное;

— на высотах 100–200 м радиолокационное поле носит только очаговый характер практически на всех важных направлениях.

Конечно, повышению эффективности группировки РТВ Сирии способствует проводимая модернизация состоящих на вооружении устаревших РЛС советского производства. Так, в начале 2012 г. были модернизированы российская РЛС, развернутая на горе Джабаль аль-Харра к югу от Дамаска, и сирийская РЛС, расположенная в Ливане на горе Санин. Это привело к возможности оперативно получать информацию предупреждения о возможных воздушных атаках со стороны Израиля. Однако для решения проблемы необходимо радикальное переоснащение РТВ современными эффективными РЛС. Частично это происходит при поставках систем ЗРС и ЗРК, в составе которых имеются современные РЛС с высокой энергетикой и помехозащищенностью.

Учитывая особенности оснащения РТВ, рельеф местности, опыт боевого применения сил и средств разведки воздушного противника Сирии, можно предложить ряд основных организационных и тактических рекомендаций.

В состав подразделений радиолокационной разведки целесообразно ввести в качестве штатных элементов боевого порядка уголковые отражатели и имитаторы радиолокационного излучения станций (ИРИС) переносного типа. Уголковые отражатели устанавливать на ложных и боевых (запасных) позициях группами или одиночно на удалении до 300 м от РЛС (СУРН, СОЦ БМ). Переносные ИРИС устанавливать на удалении от нескольких сот метров до нескольких километров от антенного поста или СУРН ЗРК.

Использовать РЛС, выведенные из строя, но с исправными передающими системами в качестве ложных (отвлекающих). Развертывание таких РЛС проводить на боевых позициях на удалении 300–500 м от командных пунктов (пунктов управления), включение на излучение осуществлять с началом налета СВН противника.

На всех КП (ПУ) и на направлениях вероятных действий СВН противника развертывать сеть постов воздушного наблюдения, оснащая их средствами наблюдения, связи и передачи данных. Для оперативного оповещения о пролетах СВН организовывать специальные оперативные каналы передачи особо важной информации.

Важное значение для повышения скрытности элементов системы разведки воздушного противника имеет комплекс организационных мероприятий. На каждой позиции РЛС следует проводить тщательную маскировку и инженерное оборудование сразу после развертывания. Окопы для станций разведки отрывать с таким расчетом, чтобы нижний излучатель антенны находился на уровне земли. Все кабельное хозяйство должно быть тщательно укрыто на глубину 30-60 см. Возле каждой РЛС следует оборудовать окопы и щели для укрытия личного состава. Смену позиций подразделений радиолокационной разведки проводить немедленно вслед за пролетами самолетов-разведчиков, после работы на излучение даже на непродолжительное время, при нахождении на позиции более четырех часов.

Для снижения заметности РЛС в видимом и ИК диапазонах на окружающем фоне проводить маскировочное и деформирующее окрашивание, создавать ложные тепловые цели из подручных средств (разведением костров, зажигание факелов и т. п.). Ложные тепловые цели необходимо размещать на местности на реальных расстояниях, соответствующих расстояниям между элементами боевых порядков. Целесообразно использовать ложные тепловые цели в комплексе с уголковыми отражателями, прикрывая их маскировочными сетями.


Большей всего в системе ПВО Сирии устаревших ЗРК средней дальности, среди которых, в частности, около 200 СПУ «Квадрат».

В условиях применения противником ВТО создавать радиолокационные поля дежурного и боевого режимов. Дежурное радиолокационное поле создавать на базе РЛС дежурного режима метрового диапазона волн, которые разворачивать на временных позициях. Радиолокационное поле боевого режима создавать скрытно на базе современных РЛС боевого режима из состава поступающих на вооружение ЗРС (ЗРК). На ракетоопасных направлениях создавать полосы предупреждения на базе маловысотных РЛС, а также постов визуального наблюдения. При выборе позиций для их развертывания добиваться, чтобы углы закрытия в секторах вероятного обнаружения крылатых ракет не превышали 4-6 мин. Разведку воздушного противника до начала активных действий СВН вести локаторами преимущественно метрового диапазона волн с временных позиций. Выключение этих РЛС и маневр на запасные позиции проводить немедленно после включения РЛС боевого режима на боевых позициях.

В целях организации защиты РЛС от ударов противорадиолокационных ракет (ПРР) в подразделениях радиолокационной разведки необходимо проводить следующие мероприятия:

— целенаправленно проводить психологическую подготовку личного состава и тренировку боевых расчетов в боевой работе при применении противником ПРР;

— проводить заблаговременный и тщательный анализ ожидаемых направлений, районов, скрытых маршрутов выхода носителей ПРР к рубежам пуска ракет;

— осуществлять своевременное вскрытие начала удара воздушного противника и обнаружение подхода его самолетов-носителей к рубежам пуска ПРР;

— реализовывать строгую регламентацию работы РЭС на излучение (преимущественно применять РЛС метрового диапазона волн и ПРВ для обнаружения и сопровождения целей);

— на этапе организации боевых действий осуществлять максимальный разнос частот однотипных РЭС в подразделениях, предусмотреть периодический маневр частотами;

— немедленно выключать РЛС сантиметрового и дециметрового диапазонов волн после пусков ПРР.

Эти и ряд других мероприятий, несомненно, известны боевым расчетам РЛС, изучавшим опыт боевых действий и готовящихся к современной войне. Несмотря на кажущуюся простоту и доступность, их проведение, как показывает практика, позволяет существенно повысить выживаемость элементов системы разведки воздушного противника в условиях сильного огневого и радиоэлектронного противодействия.

ПОТЕНЦИАЛ ЕСТЬ, НО ОН НЕДОСТАТОЧЕН


Продолжение текста статьи  на сайте Аnna-news



Tags: Интервенция против Сирии, Мировая революция Международной финансов, Суперпроект МФО "Великий Джихад"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments