?

Log in

No account? Create an account
поговорим

alexandr_palkin


МИРОСТРОИТЕЛЬСТВО

Будущее России рождается в каждом из нас


Previous Entry Поделиться Next Entry
Валентин Катасонов. Евросоюз: финансовая шизофрения или склонность к самоубийству? (II)
Для Вас
alexandr_palkin
Евросоюз: финансовая шизофрения или склонность к самоубийству? (II)

Валентин КАТАСОНОВ | 27.08.2013 | 00:00

Часть I

Шаг вперед, два шага назад

Казалось бы, в начале прошлого года Брюссель взял четкий курс на снижение совокупного долга ЕС и отдельных государств, используя для этого метод управляемого дефолта. Мартовская операция с греческим долгом многих вдохновила и обнадежила. В Брюсселе и некоторых европейских столицах стали активно обсуждать вопрос о возможности и целесообразности проведения аналогичных «обрезаний» долгов других стран, входящих в ЕС (особенно Испании и Португалии). Однако через несколько месяцев энтузиазма в Европе поубавилось. После мартовской реструктуризации греческого долга его основная сумма (без процентов) сократилась с 352 млрд. до 243 млрд. евро, что лишь немного превышало 120% ВВП; такого относительного благополучия Греция не знала с конца прошлого десятилетия. Вместе с тем уже в ноябре 2012 года величина суверенного долга Греции составила 301 млрд. евро, что превысило мартовский уровень на 58 млрд. евро. Реструктуризация долга проводилась в обмен на второй пакет помощи Греции на сумму 130 млрд. евро (первый пакет в размере примерно 110 млрд. евро был выделен еще в 2010 году). Этот пакет был подготовлен всё той же «тройкой» (Еврокомиссия, ЕЦБ, МВФ). Основная часть средств выделялась из такого источника, как ЕФФС – 109 млрд. евро. Остальные 21 млрд. евро обещали выделить ЕЦБ и МВФ. Каковы цели обещанной помощи? Прежде всего – рекапитализация (пополнение капиталов) греческих банков, которые понесли существенные потери в результате мартовской «стрижки», затем покрытие текущих обязательств Греции по суверенному долгу (выплата процентов). На сегодняшний день суверенный долг Греции снова вырос до 350 млрд. евро, а в относительном выражении достиг планки в 170% ВВП. То есть всё вернулось на круги своя.


Летом текущего года начались разговоры о необходимости проведения еще одной реструктуризации греческого суверенного долга. Берлин пока отнёсся к этой идее сдержанно. Возможно, Ангела Меркель просто решила не ввязываться в рискованную операцию накануне приближающихся выборов в бундестаг.


Причины финансовой шизофрении


Непоследовательность и противоречивость европейской политики в отношении греческого долга кто-то назвал «финансовой шизофренией». Чем её объяснить? Ряд экспертов обращает внимание на недостаточность проведенного «обрезания»; обслуживание оставшегося долга Греции по-прежнему осталось непосильным делом для бюджета этой страны. Греции потребовались новые вливания. Такие критики говорят, что хирургическая операция в отношении Греции была неудачной, потому что была вырезана лишь часть «долговых метастазов». Мол, надо было прощать не 53% долга по греческим бондам, а 90%, а заодно подвергнуть операции тех кредиторов, которые попали в категорию «привилегированных» и были выведены из-под скальпеля хирурга.


Каков в целом был эффект реструктуризации? Несколько десятков миллиардов суверенного долга Греции было списано с греческих кредиторов - банков, страховых компаний, государственных и частных пенсионных фондов, иных социальных фондов. Банки Греции уже в мае 2012 года зафиксировали убытки в размере примерно 30 млрд. евро и оказались на грани банкротства (дефолта). Социальная сфера страны также была парализована (в частности, некоторые пенсионные фонды прекратили выплаты пенсий). Второй пакет помощи Греции сразу же стал использоваться для затыкания образовавшихся дыр в разных сферах - бюджетной, банковской, социальной. Уже летом 2012 года суверенный долг Греции начал снова уверенно набирать высоту.


В связи с этим нельзя не обратить внимания на ограниченный характер программы оздоровления греческой экономики, которая была согласована Афинами с представителями «тройки» накануне мартовской реструктуризации. Программа предусматривала разные меры финансовой экономии, бюджетные «обрезания», увеличение налогов, приватизацию ряда государственных активов. Никаких серьезных шагов по запуску реального сектора экономики программа не содержала. А бюджетные «обрезания», как сегодня признают даже в МВФ, Еврокомиссии и ЕЦБ, еще сильнее загоняют экономику в кризис. Несмотря на сокращение абсолютного и относительного уровня долга, страна оказывается неспособной обслуживать даже «обрезанный» долг. Возникает «порочный круг». Страна, подобно наркоману, тянется за новой порцией героина.


Держателями долга становятся наднациональные структуры


Мало кто обратил внимание на кардинальное изменение структуры суверенного долга Греции после проведения управляемого дефолта. Главным держателем греческого долга стал Европейский фонд финансовой стабилизации – 75 млрд. евро, или 25% всего долга (по состоянию на ноябрь 2012 г.). Другими крупными держателями греческого долга были ЕЦБ – 36 млрд. евро (12%) и МВФ – 21 (7%). Доля банков и других частных финансовых компаний Греции была равна 10%, столько же пришлось на банки и частные компании других стран. Среди других держателей греческого долга можно назвать центральные банки Греции и других стран, а также различные институты, которые предоставили Греции кредиты (т.е. не являются держателями долговых бумаг). Если рассматривать структуру лишь того суверенного долга, который возник в результате размещения бумаг греческого казначейства, то более половины такого долга находится у ЕФФС и ЕЦБ. О чем это говорит? О том, что долг Греции в результате проведенной реструктуризации был переведен от частных банков и иных финансовых компаний под контроль наднациональных структур – ЕФФС, ЕЦБ и МВФ. Кстати, с 2013 года все полномочия и обязательства Европейского фонда финансовой стабильности переходят к Европейскому стабилизационному механизму (ЕСМ). ЕСМ – некий аналог Международного валютного фонда, но в отличие от МВФ, который принято считать международной финансовой организацией, Европейский стабилизационный механизм имеет явные признаки наднациональной структуры. Принято решение, что штаб-квартира этого нового института ЕС будет находиться в Люксембурге. ЕСМ забирает часть финансового суверенитета стран, входящих в еврозону; он получает возможность использовать средства национальных государственных бюджетов для решения долговых проблем всего европейского сообщества.


Всё большую роль в управлении суверенными долгами стран-членов ЕС начинает также играть ЕЦБ. Он и раньше приобретал некоторые количества казначейских бумаг европейских государств, но на вторичном рынке. Затем Франкфурт, где находится штаб-квартира ЕЦБ, объявил, что готов участвовать в покупке бумаг при их первичном размещении. Летом прошлого года Марио Драги, президент ЕЦБ, заявил, что банк начинает неограниченную скупку долговых казначейских бумаг стран, входящих в еврозону. Фактически это означает включение «печатного станка»: ЕЦБ будет проводить политику, похожую на «количественные смягчения», осуществляемые ФРС США. Такая политика Франкфурта будет фактически означать участие ЕЦБ в раздувании бюджетных дефицитов, стимулировать рост суверенных долгов, питать инфляцию в европейской экономике. Кроме того, ЕЦБ будет сам решать, каким странам помогать, а каким нет. Пока, правда, активной скупки бумаг ЕЦБ не начал, но и от своих слов Марио Драги не отказывался.


Остается только догадываться о причинах такой конверсии греческого долга. Можно, конечно, предположить, что частные банки были просто выведены из зоны риска, связанного с возможным финансовым коллапсом Греции. А можно трактовать происшедшую метаморфозу как политику закручивания гаек. Диктовать свои условия повязанной долгами Греции легче не сотням разрозненных держателей казначейских бондов, а нескольким наднациональным институтам. Еврокомиссия, ЕЦБ, ЕСМ обладают не только большими финансовыми возможностями, но и мощным административно-политическим ресурсом. Считается, что «контрольным пакетом» в наднациональных институтах ЕС обладает Германия как локомотив европейской экономики и главный донор (например, в ЕСМ взносы Германии составляют 27%).


Кто может стать для Европы «кредитором последней инстанции»?


Брюссель пытался и пытается найти финансовые источники для сохранения и укрепления Евросоюза, в том числе за его пределами. Например, в Китае и России. Ведь у этих стран имеются громадные валютные резервы центральных банков и суверенных фондов. Они и так оказывают поддержку объединенной Европе, накапливая валютные резервы в виде евро. Так, на начало 2013 года доля евро в валютных резервах Банка России составляла 40,4 % (доля доллара США – 45,8%). Брюсселю этой поддержки показалось мало. В 2011 г. Евросоюз обратился к Китаю и Российской Федерации с просьбой поучаствовать в капитализации Европейского фонда финансовой стабилизации (ЕФФС). Москва и Пекин вежливо отказали Брюсселю, посоветовав опираться на внутренние ресурсы ЕС. Что касается Китая, то он в Европе помогает сам себе. В прошлом году китайские инвестиции в европейскую экономику (главным образом в промышленность и сферу услуг) составили 12,6 млрд. долл. Европейские активы чрезвычайно дешевы, Китай этим пользуется. Сегодня в Европу китайских инвестиций идет больше, чем в Северную Америку и Азию, вместе взятых.


Некоторые специалисты считают, что на самом деле решения по долговым проблемам Европы принимаются не в Брюсселе, Франкфурте или Люксембурге, а в Вашингтоне и Нью-Йорке. И что финансовой политикой Европейского союза управляют представители финансовой олигархии США (вернее, главные акционеры Федеральной резервной системы). Они-то и способствуют воцарению в Европе «управляемого хаоса», который помогает поддерживать на плаву доллар США. Кроме того, хозяева ФРС заинтересованы в том, чтобы долговая пирамида в Европе продолжала расти и при этом не обвалилась раньше времени… Зачем наращивать долговые пирамиды, если многие страны и так уже не справляются с обслуживанием своего долга? А затем, что США стремятся организовать общеевропейский дефолт – ведь легче приватизировать «единую Европу», чем без малого три десятка отдельных государств. Не трудно представить, что ЕЦБ и ЕСМ как общеевропейские кредиторы последней инстанции сами могут стать банкротами. Вот тогда на спасение Европы придет дядя Сэм и предложит им помощь в обмен на европейские активы. Помощь будет копеечной, а европейские активы поистине гигантские. Взять ту же Грецию. В настоящее время Брюссель активно навязывает ей приватизацию некоторых активов на сумму около 50 млрд. евро. Это ряд предприятий, объектов инфраструктуры, курортные территории. Всякая мелочёвка. Между тем на шельфе Греции открыты гигантские месторождения углеводородного сырья. Стоимость запасов оценивается в несколько триллионов евро. Однако приватизация этих резервов даже не обсуждается, до поры до времени они выведены за рамки всех программ. Эти гигантские активы ждут своего «кредитора последней инстанции», каким ряд экспертов видит именно Федеральный резерв. Впрочем, ФРС может не успеть к моменту, когда надо будет «спасать» Европу. По той причине, что ФРС сама находится на грани банкротства, а «кредитора последней инстанции» у неё нет.