?

Log in

No account? Create an account
поговорим

alexandr_palkin


МИРОСТРОИТЕЛЬСТВО

Будущее России рождается в каждом из нас


Previous Entry Поделиться Next Entry
Власть так развратила чиновников, что их действия находятся за пределами демократического контроля
Для Вас
alexandr_palkin
Оригинал взят у marija_veraв Сообщать новости становится все труднее и опаснее — главны

Невиновным нечего бояться? После истории с Дэвидом Мирандой мы знаем, к чему это приводит("The Guardian", Великобритания)

Мы все наглядно увидели разрушительную силу правительственной слежки. И пресса не имеет права поддаваться подобному давлению

Саймон Дженкинс (Simon Jenkins)

© flickr.com duncan c

21/08/2013

Повеселились и хватит, теперь отдавайте нам все документы обратно. С этими словами британские власти совершили самый странный акт государственной цензуры эпохи интернета. В подвале здания газеты Guardian сотрудники британского Центра правительственной связи (GCHQ) с наслаждением смотрели на груду поломанных дисков, подобно уничтожителям книг, действовавших по указке испанской инквизиции. Их совершенно не трогал тот факт, что копии этих жестких дисков сейчас находятся во всех уголках мира. Они просто хотели увидеть свое символическое аутодафе. Если бы руководство Guardian не согласилось на проведение этого ритуала, чиновники обещали добиться разрешения на него через британский суд.

Сегодня две мощные силы столкнулись в ожесточенном противостоянии. Информация, раскрытая Эдвардом Сноуденом (Edward Snowden) при помощи Guardian и Washington Post, представляет собой материалы совершенно иного порядка, чем материалы Wikileaks и других разоблачителей. Они доказали, что современное государство не только собирает, хранит и обрабатывает электронную коммуникацию людей со всего мира в своих собственных интересах. Что еще серьезнее, эти материалы доказали, что власть настолько развратила своих служителей, что их действия уже находятся за пределами эффективного демократического контроля. Не размах слежки АНБ заставил Сноудена выступить с разоблачениями. Он пошел на это, услышав, как его босс может часами лгать о деятельности АНБ перед Конгрессом.

На прошлой неделе в Вашингтоне следователи из числа представителей Конгресса обнаружили, что Суд по делам о надзоре за иностранными разведками, специальный орган, в обязанности которого входит наблюдение за АНБ, сталкивался с неповиновением со стороны АНБ «тысячи раз». Он стал жертвой «культуры дезинформации», поскольку распоряжения уничтожить перехваченную информацию, электронные письма и файлы просто игнорировались. Разведывательное сообщество, стоящее во главе мировой империи, склоняет к лжесвидетельству крупнейшие корпорации на планете, выбирает цели для атак беспилотников, шантажирует американских мусульман, заставляя их шпионить за своими, и снимает пассажиров с самолетов.

Тем не менее, подобно другим империям, эта империя уже успела выработать свои собственные антитела. Американская (или англо-американская?) индустрия слежки настолько разрослась благодаря злоупотреблению законами о противодействии терроризму, что управлять ей изнутри стало так же сложно, как и контролировать ее извне. Она уже не может обеспечить свою собственную безопасность. По некоторым данным, около 2 миллионов человек прочитали материалы разоблачений Брэдли Мэннинга (Bradley Manning), опубликованные на Wikileaks. Сноуден был всего лишь сотрудником субподрядной организации, работавшей на АНБ, и, тем не менее, имел полный доступ к его данным. Тысячи, миллионы, миллиарды сообщений, которые сейчас перехватывают американские центры хранения данных, возможно, находятся за пределами мечтаний HAL 9000. Но даже HAL оказался подвержен влиянию совести. Мэннинг и Сноуден не могут быть единственными сотрудниками американских секретных служб, размышляющими о том, чтобы раскрыть секретную информацию. Вероятнее всего, таких людей сотни, и все они ждут своей очереди.


Очевидно, перед нами сейчас случай, требующий пересмотра некоторых положений о национальной безопасности. Как только государственный секрет становится достоянием общественности, простым отрицанием уже ничего не поправишь. Парламентские и правовые институты, решающие судьбу этих секретов, очевидно, больше не справляются со своими обязанностями. Те службы, чью деятельность они призваны контролировать, относятся к ним с нескрываемым презрением. В Америке конституция защищает прессу от предварительной цензуры, отдавая тех, кто решает раскрыть государственные секреты, на милость судов и общественности — отсюда такое отношение к Мэннингу и Сноудену. Сейчас, по крайней мере, глава национальной разведки Джеймс Клеппер (James Clapper) оказался под серьезным давлением со стороны Конгресса, и даже президент Барак Обама признал, что положения Закона о борьбе с терроризмом требуют пересмотра.

В Британии подобной реакции мы так и не увидели. GCHQ может похвастаться перед своим американским коллегой своим относительно «расслабленным режимом контроля по сравнению с США». Парламентский и правовой контроль в Британии представляет собой просто фарс, жертву мошенничества лоббистов секретности. Пресса, которая обычно не стесняется в высказываниях о политиках, очевидно, боится бросать вызов секретным службам. Система уведомлений D прежде использовалась в тех случаях, когда полиция считала, что жизни людей могут подвергаться опасности. В случае Сноудена уведомление D было использовано для того, чтобы отговорить редакторов от публикации материалов, потенциально способных причинить вред политикам и службам безопасности, под предлогом того, что эта информация может оказаться на руку террористам.

Большая часть британской прессы (к BBC, надо отдать им должное, это не относится) поддается этому давлению. Как доказывают случаи с уничтожением жестких дисков Guardian и задержанием Дэвида Миранды (David Miranda)в аэропорту Хитроу, в Британии закрепился режим предварительного запрета, чьей главной задачей сейчас, очевидно, является выставить британские секретные службы в благоприятном свете перед их американскими друзьями.

Те, кто подвергает сомнению господство информационных средств «мейнстрима» в современную цифровую эпоху, должны помнить о том, что именно две традиционные газеты в Лондоне и Вашингтоне взяли на себя ответственность за редактирование и публикацию откровений Сноудена. Они даже скрыли часть материала, который АНБ и GCHQ оказались неспособны защитить. Ни у одного блога, ни у Twitter, ни у Facebook не хватило бы ресурсов и смелости бросить вызов властям.

Копии откровений Сноудена, которые были изъяты в аэропорту Хитроу, никоим образом не могли способствовать распространению терроризма и «угрожать безопасности британского государства», как заявил Марк Притчард (Mark Pritchard), член парламента, входящий в состав парламентского комитета по вопросам стратегии национальной безопасности. Когда предполагаемые наблюдатели за деятельностью секретных служб в очередной раз повторяют всю бессмыслицу, касающуюся свободы прессы, мы должны понимать, что этот режим уже не справляется со своими задачами.

Война между государственной властью и теми, кто пытается привлечь ее к ответственности, постоянно нуждается в новых стимулах. Как доказало дело Сноудена, разоблачители и хакеры-активисты могут время от времени одерживать победу в этой схватке. Но беспокоит то, что многие либерально настроенные британцы не принимают всерьез опасность, которую представляют собой характер деятельности и рост влияния государственной разведки. Самонадеянность секретных служб очевидна всем. Та самая полиция, которая в течение девяти часов запугивала Миранду в аэропорту Хитроу, использовала, как выяснилось недавно, полученные в ходе слежки данные, чтобы шантажировать сторонников семьи Лоуренса и составить списки зачинщиков беспорядков, которые она позже передала частным подрядчикам. Нетрудно догадаться, к чему все это приведет.

Я не стал бы искать параллели в истории, но мне интересно, как нынешние руководители государства слежки и их приспешники вели бы себя в условиях тоталитарных режимов 20 века. Сегодня мы слышим многое из того, что уже слышали прежде. Невиновным нечего опасаться. Наши критики просто работают на наших врагов. Вы не можете чувствовать себя в безопасности. Главное — оставаться верным. Один чиновник сказал, обращаясь к Guardian: «Дискуссия уже состоялась. Нет смысла писать об этом дальше».

Ошибаетесь, смысл как раз есть.

Оригинал публикации: So the innocent have nothing to fear? After David Miranda we now know where this leads

Опубликовано: 20/08/2013 14:13

Читать далее: http://www.inosmi.ru/world/20130821/212146392.html#ixzz2ccFO1cUU