alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Category:

Дагестан самоочищается от маньяков-наёмников и безумных убийц-волонтёров лондонских сатанистов

Оригинал взят у hackinferno в -1 упырь (Абдул Загулиев)

«Когда же грешник расстается с мирской жизнью и находится на пороге жизни будущей, к нему спускаются с неба ангелы с грубыми чёрными лицами. Они приносят с собой дерюгу из Ада и садятся неподалеку от него. Затем к нему подходит ангел смерти и усаживается у его головы и говорит: “О скверная душа! Выходи навстречу гневу и негодованию Аллаха”. В этот миг душа неверного расползается по его телу, и ангел смерти вырывает ее, разрывая при этом сосуды и нервы, подобно тому как вертел, на котором много зубцов, вырывают из мокрой шерсти. Все ангелы, находящиеся между небесами и землей, и на небесах, проклинают её. Для неё закрываются врата небес, и все хранители небесных врат молят Аллаха о том, чтобы эта душа не проходила мимо них. Ангел смерти прибирает её, и не проходит даже мгновения ока, как ангелы облекают её в дерюгу. Душа неверного начинает извергать самое скверное зловоние, которое только можно встретить на земле. Затем ангелы уносят её в небо. Когда они минуют сонмы ангелов, те вопрошают:- Чья это скверная душа? Им отвечают:- Такого-то, сына такого-то.Они называют неверного самыми позорными именами, которыми его звали при жизни. Наконец они добираются до первого неба и просят открыть врата, но они не отворяются.»
(Ахмад 4/284, Абу Дауд 2/281, ан-Насаи 1/282, Ибн Маджах 1/496, аль-Хаким 1/37, ат-Таялиси 753)


Правда рано или поздно всегда выйдет наружу.

Сегодня все прекрасно помнят семендерскую спецоперацию, когда был уничтожен, как паршивый шакал, Ибрашка «Рыжик» Гаджидадаев вместе с ублюдком-депутатом Магомедхабибом Магомедалиевым и еще несколькими подонками, терроризировавшими население Дагестана? О ней мы подробно рассказывали в заметке «Лисья шкура и мышиная возня», а также в нескольких заметках перед нею. Можно отметить, что именно эта спецуха стала фактически началом того очищения Дагестана от нечисти, буквально захлестнувшей Республику, причем не только лесобандитской грязи, но и воров и хапуг, окопавшихся во властных структурах.


Из темных глубин были выведены на белый свет доселе неинтересные никому из наших проплаченных правдорубов типа черновиков, газиевых, кавказский узлов и т.д., тесные связи лесных и властных бандитов и воров типа братьев Магомедовых, всяких Испаев, Больших Махачей, Шахбановых Магомедов и прочей шушеры, которые состоят в весьма близких отношениях, буквально лично общаясь между собой, а порой и опосредованно, как, например, через пенсионные отделения Голодного Сагида. Мы все еще продолжаем верить, что новое руководство все-таки найдет в себе силы вышвырнуть этот поганый змеиный клубок из государственных органов. И многие согласятся, что искать повод для этого уже давно нет необходимости …



И всем стало понятно, что основная цель этих симбионтов – деньги и власть. Ради этого эти мрази забыли обо всем: о чести, о порядочности, о совести, о смелости, о родных и семье. Ведь, когда душу завоевывает Золотой Телец, он берет ее полностью, ни для чего остального не оставляя места.


Они уже не считают себя виноватыми ни в чем. Они считают, что их несправедливо обижают, не давая красть, выставляя на свет их темные делишки и показывая истинную сущность, ведь они привыкли лишь к своей, собственной «справедливости», предназначенной лишь только для них. Они занимаются подлогами и распространением смуты, после чего смываются.

Они и не подумают признать себя самих виновными, и горестно завывают, мол, за что меня наказывает Аллах? И все это покрыто жирной сажей и грязной копотью подлости, лжи, лицемерия и трусости.


После семендерской операции лесными шакалами Табаки начали судорожно распространяться отчаянные слухи, что Ибрашка жив и скоро, мол, вернется к преступлениям. Эти слухи распространялись как бандитами, так и беглыми шакалами в лице братьев Магомедовых, которые панически боятся отмщения со стороны всех тех, кого они в свое время прессанули на волне самодовольства и безнаказанности.


Параллельно, как это и бывает всегда, был поднят плач по поводу фактического невиновника Магомедхабиба, такого честного, такого заботливого парня, который и спать не может, пока что-нибудь для народа не сделает. В едином порыве со страниц «черновиков и узлов» лили слезы осиротевшие подельники и друзья нивчемневиновника о тяжелой утрате, постигшей их законопослушные ряды.


Слухам, безусловно, способствовало то, что затем, в ходе КТО в селе Гимры, подробно описанной в нескольких заметках раздела "Блог", были уничтожены бандиты из банды Гаджидадаева, в частности Загулиев. Полусдохший «вилаятдагестан» даже разродился собственной бредятиной про то, что бандиты в аквалангах ушли через некий туннель, прорытый, словно шахта метрополитена, из бункера.


Теперь наконец пришло время показать как эти мрази оказались в Гимрах после того, как был уничтожен "Рыжий" и спецоперация была завершена.

В подвале дома было обнаружено несколько мощных взрывных устройств, разминирование которых привело к обрушению дома. СВУ находились в подвале, прямо перед входом, соответственно войти и обследовать весь подвал не представилось возможным. Тем более что и хозяин и домочадцы в один голос говорили, что в доме больше никого нет и быть не может.


Но на самом деле оказалось, что под взорванным домом бандита-депутата был еще один огромный бункер, обнаружившийся после расчистки завалов. Мрачная тюрьма, вырытая и оборудованная для содержания похищенных. Ни в чем неповинный депутат под своим домом, где росли его дети, содержал темницу со светом, водопроводом, канализацией… и двумя камерами для содержания заключенных, оборудованные видеокамерами, с которых он мог спокойно наблюдать за поведением несчастных узников. Бункер был набит военной формой, амуницией, разгрузками и снаряжением, использовавшимися бандитами для своих грязных дел. В этом бункере и прятались Загулиев и Абдуллаев, причем там же находилась и их жены с годовалым ребенком Загулиева.


Ни вышедший депутат, ни покинувшая дом его жена и дочь ничего об этом не сказали, хотя знали обо всем, что там происходило. И это понятно, ведь всего за полчаса до того, как дом был окружен бандиты Загулиев и Абдуллаев давали распоряжения и составляли бизнес-планы с депутатами Магомедхабибом Магомедовым и Магомедовым Русланом, которому, благодаря случайному везению, удалось выйти из адреса за несколько минут до того, как он был блокирован.


Можно только представить, как «смелые» по версии вахабистов, бандиты, сидели в нем почти неделю и только после того, как прошло три дня после окончания спецоперации, выползли через узкую дыру на свет и их отвезли в Гимры.


На видео дает показание один из «торпед» Магомедхабиба, который потом успел отметиться, борясь за права «нивчемнеповинного» народного депутата Хабиба, под чутким командованием счастливчика-невиновника хунзахского Руслана. Он же потом приехал откапывать из вонючей ямы смердящих дерьмом и полупомешанных Загулиева и Абдуллаева.


Позднее на многих сайтах имаратышей были раздуты горькие сопли про мужественных муджахидов, бившихся до последнего без страха и упрека. А что же на деле? На деле группа Гаджидадаева была глухо закрыта и без шансов разгромлена в одном адресе, а группа Загулиева, который был другом и братом рыжего лиса, сидела в бункере, всего в нескольких десятках метров от боя, трясясь от страха и зажимая рот плачущему от голода и страха ребенку, что не «спалиться».


Боевики могли бы выпустить своих женщин вместе с родственниками Хабиба и спасти им жизнь. Но они это не сделали, чтоб не выдать себя, чтоб их не нашли и не прибили.
Боевики, зная, что над ними находится бойцы спецназа, могли бы попытаться вырваться или предпринять хотя б какую-то жалкую попытку спасти своих подельников, вступив в бой. Конечно, кончилось бы это очень быстро и грустно, но нормальные люди своих не бросают, тем более люди, громогласно орущие про то, что они все «братья» и «муджахиды, ищущие рая». Но они и этого не сделали… Сидели и трусливо слушали, как долбали их подельников, трясясь за свою вонючую жизнь.


Но самое противное во всем этом – это то, как конченый подонок Загулиев отнесся к своей собственной семье! У него был шанс спасти жену и дочь, но он предпочел отсидеться, чтобы потом лицемерно стенать на флешку о том, как он их любил, что он безгрешен и за что ему такое наказание от Аллаха? Особенно если учесть, что до этого Загулиев по указанию Ибрашки развелся с женщиной, которая его действительно любила и добивалась встречи с ним, что, по мнению Гаджидадаева, рассекавшего по ночам в никабе по Гимрам, ставило под угрозу их конспирацию.


И эту жену он любил так, как любят…ну, не знаем, собаку, что ли. Мол, все она умела, была покорной, ничему учить не надо было… Трусливая мразь, дрожавшая за сохранность собственной дырявой шкуры, подставила молодую беременную женщину и ребенка под удар, лишь бы не умереть, лишь бы выжить. Кто ему мешал выпустить их вместе с семьей депутата? Кто мешал ему приказать им выйти в любой момент на протяжении трех дней? Нет, он все время посвятил тому, что таился, как поганая крыса, в вонючей норе, а потом, когда после взрыва его жена и ребенок захлебнулись его же собственными нечистотами из выломанной канализации, еще три дня вместе с Абдуллаевым хоронился в полной темноте по колено в смрадной жиже, прячась за тела жены и ребенка – только бы не нашли!


И после этого позорный, как и все его подельники, трусливый выблядок, мелко вздыхая и показывая несуществующую скорбь, обращенную, впрочем, в основном к самому себе (как же трудно ему лично пришлось!) записывает обращение на флешку, насквозь пропитанное фальшью и лицемерием!


А это перевод с аварского:
Ассаламу алейкум, мой родной брат Шарап (Рамазанов Руслан Алиевич, 1984 г.р., житель г.Махачкалы, пособник группы Гаджидадаева Ибрагима). Салам тебе, твоим жёнам, детям.
Пусть Аллах наделит тебя своим баракатом. Получил от тебя весточку, которую ты нам отправил. Всё понял, обдумал. Сейчас, иншаАллах, решил написать тебе. Не знаю, то, что я тебе говорю, поймёшь ты или нет, и так как, когда мы вместе были, ты несколько раз переспрашивал, из-за того что я быстро говорю, и из-за этого не понимал мою речь. У меня не получится доступно объяснить тебе это всё на русском языке так, как на аварском, хоть я и владею русским языком. То, что ты не понял, перематывай и слушай, как никак … как-нибудь.
Алхамдуллилахи мы в порядке, мы здесь одни, никаких трудностей и неудобств нет. Мы попали в хорошее безопасное место (с. Гимры). Но это место не очень надёжное. Постоянно идут люди, менты, ищут. У нас осталась надежда на Аллаха, что он нас убережет. Думаем, наверное, есть хоть одна причина оставить нас в живых, ведь Аллах вытащил нас из того положения, в котором мы были. Наверное, есть миссия, которую мы должны были выполнить, поэтому нас Аллах оставил в живых, хотя у нас было и тяжёлое положение. Сейчас по порядку расскажу, что и как было, чтобы тебе было интересно.


Если от начала до конца рассказывать, то ты знаешь, в последний раз мы были вместе, ты, я, Абусик (Магомедов Руслан Ахмедович депутат Хунзахского райсобрания) и Шаш (Абдуллаев Шамиль Гасанович, кличка «Кофе с молоком»). Даже не знаю, сколько времени прошло, когда вы ушли, наверное, было полтора часа. К дому подъехала …, не к дому, а напротив, на трассу на хорошей скорости подъехала «приора». Скорее всего, мне кажется ментовская обычная, разукрашенная «приора». Приехала, остановили её, сразу вышли пять человек и начали держать позицию вдоль канала. Не в сторону моста, а наоборот туда. Они спрятались за стеной и стали держать позицию.


Я стоял с женой перед камерой, и упаковывал флешки. Ибрашка (Гаджидадаев) поручил подготовить флешки, чтобы туда-сюда отправить. Я их упаковывал. После этого у нас сразу появилась мысль, что, скорее всего эти люди хотят расстрелять какую-то машину, которая будет ехать снизу. Никак не хотели думать, что это коснётся нас.


В доме напротив, в котором проводили спецоперацию, мы увидели как оттуда толпа бежит на эту сторону, в сторону нашего дома. Они шли по дороге очень быстро. Вот это меня чуть насторожило, что, интересно, собираются делать. Потом подумал, наверное, машину хотят расстрелять, которая снизу едет. После этого начали собирать все свои вещи, одежду, всё лишнее, рацию, всё, что не законно достаём, отпечатки вытирали, собрали всю посуду. Ждали, что же они собираются сделать.


Потом появилась большая колонна, там был «Урал-М», много «Газелей». Они туда очень много вещей притащили, прямо подъехал «Урал», остановили напротив ворот, дуло пулемётов были направлены в нашу сторону. Приблизительно понял, что происходит. Оцепили полностью эту территорию, наш дом тоже оцепили.


Как мы оттуда выходили, наверное, тебе там уже рассказали. Брат, который тебе это принёс, наверное, всё рассказал, как мы оттуда выходили. Все там … мы его называем «Блатной» (Магомедалиев Магомедхабиб, председатель Унцукульского районного собрания), хозяину, у кого мы были, ваш друг. Мы у него спрашивали: «Что нам делать, подождать ещё, пока закончится?» Чтобы пойти туда, куда рассказал тот парень. Он сказал – давай, давай, быстро всё соберите. Кушать с собой ничего не брали. Надежды никакой не было что останемся в живых. Лично я думал, что всё, в живых не останусь. Меня интересовал вопрос дочери, что она будет голодная, будет плакать от шума. Думал, что она всё спалит.


Но у нас другого выхода не было. Если её оставить на улице, мы не знали насколько это серьёзная операция. Решили, если убьют, чтобы была рядом, в рай вместе пойдём, что лучше этого может быть, когда ты рядом с женой и дочкой. Попросил хозяев, если убьют, чтобы нас втроём похоронили вместе в одном гробу, в нашем селе. Еды с собой взяли немного.
Когда туда (в бункер под подвалом дома Магомедалиева Магомедхабиба) вошли, дочке стало очень плохо, еда закончилась, она была голодная. Когда она хотела есть, она говорит «мама-мама», целыми днями просила кушать. Мне было очень жалко её, я заплакал. Честно сказать, было очень тяжёлое положение.


На целый день давали половину куска хлеба и много воды, чтобы была сытая. Она была в настроении, игралась, ну как всегда, было всё нормально. Я отправлю тебе её фотографии, чтобы показать, какая она здесь была, в каком положении, и ещё одну отправлю сделанную после смерти.


Уже на третий день, мы спокойно ждали, что и как будет, понимали, что на нас ничего серьёзного не идет. На второй день мы слышали голоса, взрывы, базар, но у нас не было никакого шанса помочь им выйти. Мы друг другу говорили, как за это мы будем отвечать перед Аллахом. Прямо над нашей головой был штаб, никакого шанса они нам не оставили, чтобы что-то сделать. Просто думали о самоубийстве, и надеялись, что Аллах простит, увидев ситуацию.
Так же не были сто процентов уверены, где проходит это спецоперация, может у соседей. Такой случай один раз был, мы были рядом, пришли к соседям и провели спецоперацию. Поэтому не были сто процентов уверены, что на той территории, которую мы видели… где были они, Ибрашка. Это место не было оцеплено. Основное было направленно на нас, все действия, в первую очередь, были направлены на нас.


Этот дом они взорвали. Дом взорвали после обеда, и весь тротиловый угар проник к нам, нас откинуло и где-то три с половиной-четыре часа мы были без сознания, в себя мы пришли во время вечернего призыва на молитву. Постарался выбежать. Я подумал, что нас нашли и собираются взорвать. Думал, если я умер, почему я вижу, слышу шум. Был какой-то звук и какая-то вибрация, больше ничего не было. Поднял девочку на руки, она начала говорить: «да-да-да», не понимая, что за звук. Больше ничего такого не было, только свет пропал, стало очень темно, мы включили фонари.


В помещение была вода выше колен. Я упал в воду, позвоночник, руки и ноги отказали, ничего не работало, работала только одна голова. Я всё понимал, но тело не двигалось, не работало. А у Шаша наоборот, тело работало, а голова нет. Всю ночь голова гоняла, начал говорить разные вещи, как будто в него вселился шайтан. После я начал сильно кричать, звать жену по имени, дочку, хотел узнать, живы они или нет, но никто не отвечал.


Потом я встал, сделал разминку, руки, ноги расшевелил. Когда открыл дверь, нашёл там мёртвыми жену и дочку. После взрыва они в воду упали. Там была Шаша жена, которая лежала на тахте. Она говорила, последнее, что помнит как моя жена и дочка сидели на тахте возле её ног, после чего они упали. После взрыва, когда угарный газ начал поступать мы все отравились за 20-30 секунд. В обморочном состоянии они утонули в воде, это воля Всевышнего.
Мне было очень тяжело, для меня это большое испытание. Никогда не думал, что будет такое большое испытание. Аллах говорит, что каждому дается испытание по степени его веры, сколько веры, столько и испытаний Аллах даёт. Честно говоря, сам тоже не понимаю какая у меня вера, насколько я слабый, чтобы послать мне такое испытание, Субханаллахъ. Честно говоря, сам не понимаю, за что Аллах мне это…. или это наказание.


Такое наказание, у меня не было смертных грехов. В жизни таких грехов не делал. Делать испытание, я не такой человек, у которого крепкая вера. Аллах знает, за что. Если ты хочешь знать лично моё состояние, то оно очень тяжёлое, обидное.


Сегодня на данный момент мне очень жалко дочку, хотя очень сильно любил жену. У меня была очень покорная жена, которую не надо было чему-то учить, не было никакой грубости, была умная, любила меня, и я любил. Даже не знаю, встречу я такую жену в дальнейшем или нет. Просто моя жена была к этому готова, Алхамдуллилахъ, она этого хотела и просила Аллаха. Когда я у неё спросил, что она просит у Аллаха, она несколько раз ответила: «Я прошу у Аллаха смерти. У меня терпение лопается находиться здесь, на меня это плохо действует».
Кушать ничего не было, не кушали три дня. … /невнят/ взрыв … где-то шесть дней ничего не кушали. Она была беременна, почти шестой месяц. Этот ребёнок все витамины с неё высосал. Может, и поэтому она была нервная, и Сафия сильно привязалась к ней, не отходила от неё. Наверноё, вся эта обстановка давила на неё. Ко мне она не шла, была только рядом с ней. Ей было очень тяжело, отпустить на пол не было возможности, везде была вода. Несколько дней сидели на этой тахте.


Аллах забрал их к себе. Я очень сильно просил Аллаха, чтоб они стали шахидами. Много вспоминал жену и дочь. Очень хотелось, чтоб Аллах сделал так, чтоб меня убили. И я бы вскоре увидел жену и дочь. Я просил у Всевышнего, убрать этих людей, этих неверных, этих отступников, этих лицемеров со своей свитой, просил их ослепить и оглушить. Я просил это, Аллах это исполнил, моя любимая жена и дочь, обоих Аллах забрал. Теперь я одно прошу – смерти. «Если Тебе будет угодно, сделай так, чтоб я умер, убей меня! Вынь мою душу, Аллах. Дай мне умереть шахидом», - просил я у Аллаха.


После того, как я это попросил, они прибежали, меня увели оттуда. Поэтому там, где внутри, куда я зашел, я Шашу говорил: «Ты понимаешь, что Аллах вывел нас из этого места! У нас в этом всем есть смысл. Почему Аллах нас вывел? Мы должны работать, иншаллах!»


Теперь, чтобы ты знал, для меня это было большим испытанием, от этого я еще сильнее разозлился, у меня появилось желание работать еще больше. Я от этого ничего не потерял, иншаллах, и не потеряю. Буду противостоять, пока не умру, пока моя душа живет. Сделаю все, что я в состоянии сделать, буду бороться против врагов. Если мне удастся отомстить за тот удар, который они нам нанесли, этот удар их командиру… их… того, кто ими командовал… руководитель этой спецоперацией… если мы узнаем, иншаллах, кто он, будем до смерти, честно говоря, этого человека убьем, иншаллах, если Аллах этого захочет!


Аллах не возложил на нас то, чего мы не в силах преодолеть, и все, что мы сможем сделать, мы сделаем, иншаллах. Теперь ты понял, наверное, все, что произошло. Итак, этот парень тебе, наверняка, все рассказал. После этого, честно говоря, было трудно, после этого взрыва… вот… он принес ко мне дочку, она на тахте лежала, я ее обнимаю, засыпаю, плачу, обнимаю, засыпаю, плачу… такое состояние было… очень трудно. Тела моих жены и дочери еще три дня со мной находились, не могли выйти, ничего… но Аллах нас вывел, хвала Ему! Он забрал их, три дня прошло, но никак не могу забыть, очень много плачу, вспоминая дочь.
Жена была подготовленная женщина, знала, что может радовать мужчину, все знала… но девочка… беззащитная, несмышленая… просто вспоминаю ее, становится жаль. Я думаю, Всевышний определил для них хорошую смерть. Без мучений, погибли от рук врагов Аллаха. Жена была на шестом месяце беременности, она в воде захлебнулась, и от угара задохнулась. За все надо воздать Аллаху. В Судный день все это, наверное, на весы поставят, ей будет хорошо.


На шестой день мы смогли выйти, телефон включили, с места или на месте новые телефоны подключили, которые мы брали для работы. Там внутри их включили, позвонили родным, они их забрали и похоронили. В тот же день их похоронили. В селе прошел слух, что над ними надо провести эксгумацию, и надо это дело обнародовать. Но это просто разговоры. Слава Аллаху, ничего не произошло. Дома купались и все, кто были в квартире, угорели. Внезапно, неожиданно умерли, она с девочкой в ванной были. Она купала девочку, и обе задохнулись от угара. Я говорил, чтоб вот такой слух пустили, так и стали говорить. И теща показывала всем приходящим специально их лица, мол, все так и было, что нормально, но по любому люди распространяют слухи и говорят, что они погибли в ходе спецоперации. Пока об этом больше ничего нового, ни эксгумации, ничего такого нет, все хорошо, хвала Аллаху.


После этого мы тоже немного рассла… ослаблены были, пять-шесть дней ведь не ели, даже воды не было попить, ослаблены мы были. После Ильяса (Камилов Ильяс, житель с.Гимры, член группы Гаджидадаева Ибрагима) Шаш заболел, Хасан до сих пор болит… болеет. Я сам немного покашливаю. Но больше с ним ничего, хвала Аллаху, все хорошо.


Теперь ты, наверное, это понял. Тот, кто тебе рассказывает, все еще лучше рассказали, наверное. Дальше, мой брат Шарап, после того, как мы оттуда вышли, мы стали думать, к кому пойти и куда податься. У нас не было места, куда можно пойти и где можно остановиться. Я-то думал, ты уже, наверное… он им сказал, когда Абусик приедет, он в столицу уехал… я думал, что ты с ним поехал. К тому же, к тебе обратиться, у меня связи тоже не было. Мы были в сильном безвыходном положении. Хоть в таком положении мы и были, отсидеться, хотя бы несколько дней, чтобы хоть восстановились… помыться, почистить одежду, принять ванну… у нас не было никаких условий.


Хвала Аллах, Всевышний дал нам одно место, хотя там было очень… никаких удобств, ничего вообще. Если бы я знал, что ты тут, что ты в городе, мы обязательно обратились бы к тебе. Только сейчас я узнал, что ты здесь. И я очень много переживал за тебя, за то, где ты, что делаешь… на этих митингах тоже видели тебя, …(арабский язык) но хвала Аллаху, Всевышний тебя уберег, вся хвала Аллаху, пусть Аллах тебя убережет!


И сейчас прошу у Аллаха за тебя, ради Всевышнего Аллаха, будь осторожен, не давайся им, не давай им легко себя расстрелять, будь осторожен, надо немного отсидеться, чтоб увидеть, что будет дальше, сегодня нам просто надо на ноги немного встать, чтоб знать, как нам быть дальше. Нам бы очень хотелось, если ты немного отсидишься. Мы еще много должны сделать на пути Аллаха. Я говорил парню, которого ты видел, о том, что ты просил схему того места.
Схема этого места… (где был убит Гаджидадаев) мы туда… я лично ходил туда посмотреть, из-за того, что там говорили, что там все не найдено, там одного не нашли, там два… один пистолет не нашли… я туда… вот, где мост, одних братьев там оставил, в другую сторону других братьев оставил, и с Шашем я туда пошел, посмотрел. Там все вырыто, перерыто, там остановиться места нет, то, что там было, все разобрали, ничего там не оставили. Там нет шансов, что что-то внутри осталось. Нет смысла отправлять схему, потому что там ничего нет. Все, что там было, там вырыто, там ничего нет.


Я понимаю тебя и твои переживания, пусть тебе твои переживания… чтоб Ибрашка и Иман (брат – Гаджидадаев Газимагомед) оказались живы… больше тебя я этого хочу, но если реально подумать, там никаких шансов нет. Потому что я видел там своими глазами, как это… какое начало и что там было, в интернете, наверное, ты тоже видел, как было и что было. Ты сам представь, вот они узнали, где там… где сидит Ибрашка, и сколько сил они туда потянут, им… сам подумай, у них это… они даже шанса не дают. Просто посмотрим, потом подумаем, увидим…(невн).


Буквально вчера они писали, что через ДНК установили, что Ибрашка убит. Ильяс сомневается, Иман или Ибрашка, говорит, один из них. Отправили на повторную экспертизу. Я-то думаю, после повторной экспертизы… оба уйдут… много костей, говорят, там, раздробленных… пакетами, очень много пакетов, пакеты мусоркой, …(невн) человеческие скелеты, кости, вот так говорят. Проявим немного терпения. Если не сейчас… они… если бы хоть один человек, Иман или Ибрашка, оттуда вырвался бы, это будет очень большое, огромное чудо от Аллаха. И… я-то уверен на 99% и еще 99, что они не живы, что Аллах их забрал. 0,001% я оставляю, потому что я своими глазами не видел, как их убивали, и не видел их трупы живыми. Мы понимаем, да вознаградит тебя Аллах за твои переживания, за то, в каком мы сейчас положении… Те, кто был до нас, все от них зависящее сделали до конца… Сегодня-завтра те, кто был до нас, …(невн) с нас этот долг не снимается, нам необходимо продолжить их дело насколько нам это по силам. Иншаллах, есть надежда, что мы многое сможем дальше сделать. (Пауза)


Нашу схему с «урс»(?) схемой сделай. Если ты хочешь нам помочь, вот то, по тому каналу, по которому ты раньше приносил, есть такие рации «Есу»(?), со встроенными двумя каналами… ты, наверное, у Абусика видел, не как наши рации, наши эти… маленькие рации, не «Аор», а «Есу». Есть восьмерка «Есу-VX», восьмой был у нас. Я ребятам дал денег, чтоб они передали тебе, чтоб ты рацию купил. В столице этого государства ты в прошлый раз покупал же «Аор», сделай заказ в том месте, откуда ты привез NS, где-то пять раций «VX-7 Есу». Ради Аллаха, сделай это.


Купи, привези и отдай этому парню пять этих раций «VX Есу» и батарейки к ним. С батарейками вместе… батарейки у нее бывают. Вместо батарейки бывают и пустышки. Ко всем пяти рациям вот эти пустышки тоже купи. Дополнительно от рации, если что-то есть, батарейки можно туда поставить… обычные, пальчиковые. Нам очень хотелось бы, чтобы ты это сделал. Мы высылаем тебе немного денег на карманные расходы, на необходимые нужды. Ты не тот человек, у которого есть опора. У тебя, наверное, очень сложное положение. У тебя нет возможности куда-либо выйти, и на руках денег нет. Поэтому высылаю тебе ради Аллаха эти деньги. Потрать их на то, что тебе необходимо. Как бы ни было ты эти рации «добей», для нас это большая помощь. Там, где мы сейчас находимся, эти рации необходимы. Надеюсь, достанешь эти «VX-7». (Пауза)
Расскажи нам, как твое общее положение, как семья, как жена, как дети. И основное… если они похитят такого человека, как ты, если они сделают так, что ты «потеряешься», это для нас будет снова большим ударом, дополнительный удар. Ради Аллаха прошу тебя, будь осторожен. Не давайся им живым, не давай им себя убить. Насколько это возможно, прояви себя с мудрой стороны. Дома отсидись хотя бы месяц-полтора, пока что-нибудь не прояснится.
Про Абусика ничего пока не знаю. Там, когда я в городе был, у ребят спрашивал, что, как, они говорили, что он в Москве, в столице. Если ты его вдруг увидишь, от меня передай салам, вырази соболезнование от меня за всех братьев, скажи ему, что в раю мы все воссоединимся, со всеми братьями.


Им интересуются, что и как, видимо, у него серьезные проблемы. Когда он мне флешку отправит, напиши мне, как и что, где остановился. Я допускаю, что он не уехал отсюда. Он, возможно, пустил слух, что уехал. Когда он мне отправит ее, напиши мне, где он, что, как, пособолезнуй от меня и все такое. (Пауза)


Если вдруг ты сможешь, мне бы очень хотелось, чтобы ты нас к нему… место, где мы сейчас находимся, очень ненадежно, но есть люди, которые нам помогают. Если у тебя будет возможность, чтобы ты искал, если вдруг нам придется отсюда уйти, в Москве несколько дней отсидеться нам всем… место, где можно будет отсидеться, если что, если вдруг у нас будут конкретные проблемы, если мы будем вот здесь, если КТО введут, какой-то …(невн), на несколько дней или на месяц если бы было, нам туда хода нет, по любому нам надо выйти, или с боем, или как-нибудь нам надо выйти… в этот момент нам нужно место, куда можно прийти, и по другим причинам, если мы приедем, если ты такое место найдешь конкретное, с удобствами, родня и другие чтобы даже не догадывались, чтоб мы находились среди простых людей. Вот теперь мы можем собираться, готовиться к дальнейшей работе.


Единственное, о чем я хотел тебя попросить, если ты уедешь, чтоб ты подготовил такое место, место, где можно отсидеться нам вместе. И если у тебя будут проблемы, если ты захочешь с нами встретиться, иншаАллах, у нас потом будет такая возможность, чтоб некоторое время вместе …(невн), поговорим о том, о чем мы говорили, обсудим все, на несколько дней и даже, может быть, на месяц приеду, я буду рядом.


Есть надежда, что будет такая ситуация и, даже если сейчас у тебя очень неудобное положение, такое сложное положение, что некуда пойти, мы тебя заберем сюда, будешь рядом с нами. Здесь можно и умереть вместе, и соображать, что дальше делать. Вот так.
Я-то думаю, что у тебя такого положения нет, дай Аллах, чтоб у тебя такого положения тоже пока вот это время не было. Чтоб быть вместе и вместе дальше работать, напиши о своем положении, какое у тебя положение, что за тобой, что они говорят, есть ли у тебя проблемы выйти наружу – напиши мне об этом. …(невн) если что, если Русика найдешь… ой… Абусика найдешь, если ты Абусика увидишь, расскажи мне о его положении, что он, как он, если он даже в столице, тоже расскажи, как у него дела и какие у него проблемы, что, как он.
Единственная просьба к тебе снова, ради Аллаха будь осторожен. По возможности не выходи, не будь на легальном положении, хотя бы полулегальном положении будь. Туда, где будешь ночевать, иди с большой осторожностью, домой ночевать не ходи, хотя бы некоторое время, чтоб посмотреть, что будет дальше. Видишь …(невн), увидеть тех ребят, которые в охране. Шаш передает тебе сердечный салам, просит передать тебе салам.


Шарап, что будем делать в дальнейшем, пока еще не знаем, не обдумали. Понимаем, что, если он окажется жив, если это окажется чудом Всевышнего, просто чудо от Аллаха, может быть, с этого места Аллах его взял и перенес в другое место живым, если такое будет, сами тоже понимаем, надо избрать среди нас эмира, подчиниться ему, собраться вокруг эмира. Никогда я не говорю и даже не думаю, что это должен быть я. Мне хочется, чтобы это был заслуженный человек, которого выберут все мужчины, заслуженный, достойный человек, чтоб через него шла помощь от Всевышнего, чтоб он давал советы молодежи, чтоб вокруг него сплотились, чтоб работали над одним делом. Ты знаешь, что так и должно быть.


Пока мы ничего этого не делаем. На днях мы хотим обговорить с одним ученым мужчиной, что делать и как делать. И полностью по закону… по закону Аллаха все это сделать. Если мы это сделаем, иншаАллах, я напишу тебе в дальнейшем, …(невн), мы выберем своего эмира, и все получится. …(невн) ты наши поручения выполняешь, ты показал это, хвала Аллаху, мы очень довольны тобой.
Я-то думал, что ты в столице. Я этого не хотел. Шаш, находясь в Москве, говорил, что, когда он вернется, он будет с нами до конца, он с нами останется. Я тоже говорю, я так и хотел, но я не думал, что ты здесь остался, я думал, что ты с Абусиком вместе.
Я очень сильно волновался за Абусика, Абусику проблемы они сделали, твари! Прошу у Аллаха для Абусика разрешения проблемы, пусть он будет осторожным, дай Аллах, чтоб он не попался этим людям, чтоб его эти люди не убили. Увидим, что уготовано ему Всевышним, иншаАллах. Мы сделаем все, что в наших силах, все возможное. Не могу вспомнить, что еще тебе рассказать. Если вдруг что-то будет, дополню.


Пока оставлю, мой дорогой брат. Молись за себя и за нас. Увеличивай свое поклонение Аллаху. Пусть Он всегда будет в твоем сердце. Наша жизнь имеет конец. И наш младший брат, блатной, нашего бывшего хозяина сын, твой друг, он видел, что нам сделал Аллах, внезапно, оттуда, откуда не ждали, откуда даже не думали, что вот так будет, по беспределу… ничего дома не нашли, ничего не сделали, убили, просто убили и все. Так может быть с каждым, так может быть и с тобой. Ты должен это понимать. Если ты будешь на таком положении, легальном, ты должен быть готов в любой момент ожидать, что с тобой поступят так же. Потому что они …(невн) что они сделали со мной. Я тебя прошу, помотай, послушай несколько раз наставления, если не поймешь. Просто, если я по-русски начну говорить, я думаю, у меня не получится так, как на аварском. Я заканчиваю. Ассаламу алейкум.


Поражает лицемерие сквозящее в каждом поганом слове.


Трус, прятавшийся за собственного ребенка, причитает о своей судьбе.


Подлец, руки которого до плеч забрызганы кровью убитых им людей, вопрошает к Аллаху, «за что ты меня наказываешь?»

.
Могильное наказание, которое уже начало исполняться прижизненно, подлец называет испытанием, которое он типа смог выдержать. И якобы теперь он непобедим и неуязвим.
Однако все оказалось не так. Не пройдет и недели как он вместе с Абдуллаевым будут окружены и прибиты рядом с Гимрами. Вот такая вот для ублюдков предназначается помощь Аллаха – ускорить их отправку в самое пекло! И мы все искренне верим, что настоящие наказания для этого подлеца только начинаются.




Дохлые трусливые мрази Загулиев и Абдуллаев


Нам искренне жаль, что по вине этого недочеловека погиб ребенок. Но виноват в этом только он сам, тот, кто, дрожа за собственную поганую шкуру, предпочел остаться жить ценой жизни жены и ребенка. Только тот, кто сам не имеет и никогда не имел права жить, разменяв это право на паскудную возможность набивать карманы ворованными деньгами. Только тот, кто паршивый трус и мелкая мразь.


Но среди вахабистов такие считаются героями. Это не удивляет. Ибо у тварей сплошь состоящей из таких же трусов и мразей, и героем может быть только такая же мразь и тварь!
Tags: Контрудар, Мировая революция Международной финансов, Северный Кавказ, Сепаратизм, Суперпроект МФО "Великий Джихад"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments