alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Categories:

Владимир Прохватилов: В объятиях мирового промышленного кризиса

Джеймс Рикардс об «официальном обмане и плохой науке»

«Пандемия» отчасти усугубила, отчасти послужила пиар-прикрытием начавшегося в 2019 году падения промышленного производства в результате обострения кризиса мировой капиталистической системы.

В декабре 2019 года промышленное производство в мире впервые сократилось на 0,53% с октября 2009 года. В США к тому моменту промышленное производство сокращалось третий месяц подряд. Еще хуже была ситуация в Германии: там сокращение производства промышленности наблюдалось 12 месяцев подряд. Сокращалось промышленное производство в целом в Евросоюзе, в Японии.

Как отмечал немецкий экономический портал Quest-Trendmagazine, в 2019 году начался очередной мировой циклический кризис, затронувший промышленно развитые страны. В последние десятилетия длина кризисных циклов сократилась, кризисы стали более глубокими и длительными. Кроме того, вместо общей для всех промышленно развитых стран «восходящей деловой тенденции» наблюдается «неравномерное преодоление кризиса с сосуществованием роста, стагнации и спада промышленного производства, порождающих общую застойную тенденцию». Как пишет Quest-Trendmagazine, «пандемия резко обострила это развитие, но не вызвала его».

В октябре 2019 года, едва вступив в должность главы Международного валютного фонда, Кристалина Георгиева заявила о рекордном замедлении роста мировой экономики. «Два года назад мировая экономика находилась на этапе синхронного подъема… Сегодня еще большая часть мировой экономики движется синхронно, но, к сожалению, на этот раз рост замедляется… Рост в этом году снизится до самого низкого уровня с начала десятилетия. Если произойдет серьезный спад, корпоративный долг, сопряженный с риском дефолта, повысится до 19 триллионов долларов, или почти до 40% совокупного долга в восьми ведущих экономиках», – сказала Георгиева.

Одним из дополнительных факторов спада промышленного производства стало снижение спроса на углеводороды из-за «пандемийных» локдаунов, когда большинство стран мира начали закрывать границы, останавливать целые производственные сектора. The Financial Times писала: «Реальный уровень безработицы, включающий американцев, которые хотят работать, но бросили попытки найти работу, в апреле 2020 года вырос до 22,8%, что близко к ситуации 1930-х годов» (периоду Великой депрессии).

Известный американский юрист и экономист Джеймс Рикардс считает основной причиной промышленного упадка 2020 года «ненужные и неэффективные карантины, основанные на официальном обмане и плохой науке (official deception and bad science)»; по словам Рикардса, со временем эти карантины будут рассматриваться как «одна из величайших ошибок в истории».

Меньше всего мировой кризис затронул Россию и Китай. В 2019 году промышленное производство в России увеличилось на 2,4%; хотя его рост замедлился по сравнению с 2018 годом (2,9%), но оказался чуть лучше официального прогноза Минэкономразвития (2,3%). В обрабатывающей промышленности (выросла по итогам 2019 года на 2,3%) увеличение производства обеспечивали в основном пищевая промышленность, химическая отрасль и металлургия.

Однако в 2020 году эта тенденция изменилась: российская промышленность сократила производство почти на 3 процента. Спад был зафиксирован впервые с 2009 года. Лидером снижения стал российский нефтегаз, на фоне соглашения ОПЕК+ сокративший производство более чем на 10 процентов. Добыча нефти в России по итогам 2020 года снизилась на 8,6%, до 512,7 млн тонн, что примерно соответствует уровню 2011 года. С этим коррелирует и общее снижение промышленного производства в РФ в 2020 году. «В мае 2020 года выпуск в промышленности в годовом выражении упал на 9,6%, превысив ожидания и став максимальным с октября 2009 года. Основной причиной углубления спада явились ограничения добычи нефти в рамках сделки ОПЕК+ на фоне затоваривания мирового рынка…» пишут российские комментаторы.

«Падение промышленного производства в России на пике карантинных ограничений оказалось существенно меньше, чем в других странах, однако и столь быстрого восстановления, как в Китае и даже Бразилии и Индии, ожидать не стоит, считает заместитель руководителя департамента исследований ТЭК Института проблем естественных монополий Евгений Рудаков. – Причина в том, что определяющее влияние на динамику всей промышленности оказывает топливно-энергетический комплекс, производство во всех отраслях которого пока не может перейти к фазе роста из-за низкого мирового спроса на энергоресурсы и имеющихся соглашений по ограничению добычи в нефтяном секторе».

В Китае же обрабатывающая промышленность является локомотивом всей экономики. Китайские власти проводят последовательную экспортно ориентированную промышленную политику, обеспечивая налоговые, кредитные, таможенные и прочие преференции отраслям и предприятиям, нацеленным на внешние рынки. Так, промышленный рост в 2019 году был достигнут в КНР благодаря тому, что министерство промышленности этой страны приложило «напряженные усилия» для сохранения роста промышленности в условиях торгового протекционизма США.

Несмотря на постепенное восстановление российской промышленности в первом полугодии 2021 года, повторение «ненужных и неэффективных» карантинов, как говорит Джеймс Рикардс, автор ряда книг по мировой экономике, известных и в русских переводах, вызовет нежелательные последствия.

ФСК

Tags: Мировой экономический кризис
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment