alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Categories:

Михаил Хосьминский: Почему детям нравится травить людей?

О глубинных причинах буллинга и формализма школьных служб медиации

Фото: НТВ

Сотрудники аппарата уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка Анны Кузнецовой в ходе проверок выяснили, что работа школьных служб медиации во многих регионах РФ оказалась формальной, сообщает «Интерфакс».

К сожалению, порой они (службы медиации - ИФ) оказались абсолютно формальными. Полагаю, что нужны законодательные механизмы для того, чтобы это все заработало. Думаю, сегодня в помощь этой проблеме будет закон о воспитании, который инициирован Президентом РФ», - сказала Кузнецова журналистам в ходе рабочей поездки в Ставрополь.

По ее словам, по результатам опроса более половины детей в стране сталкивались с травлей в школе.

«К сожалению, по результатам опроса более 50% детей сталкивались с буллингом. Это чаще, чем каждый второй. Только 39% детей никому об этом не рассказывают. То есть основная беда травли в школе - это ее латентность. Когда взрослым не хватает времени, может быть профессионализма, может, порой, желания увидеть, что ребенок страдает по какой-либо причине. Это может обернуться очень большой бедой», - подчеркнула Кузнецова.

«И конечно, после того, как мы увидели эту печальную статистику, мы провели проверки почти во всех регионах России. Проверили службы медиации», - пояснила она.

Омбудсмен отметила, что школьная жизнь должна быть наполнена не только стремлением сдать ЕГЭ на 100 баллов, но она должна стать «более комфортной, более принимающей, человечной».

«Нужно единство школы и семьи, чтобы мы достигли желаемого результата, это - не 100 баллов по ЕГЭ, а счастье ребенка», - добавила она.

Заместитель председателя Государственной думы Пётр Толстой в своём телеграм-канале отметил, что «травля или, как это принято сейчас называть, буллинг – одно из самых мерзких явлений современной системы образования».

«Да, в той или иной мере такие факты всегда имели место, но нынешних масштабов они не достигали, - подчеркнул он. - Сегодня открытая пропаганда ненависти в соцсетях, подверженность детей деструктивному контенту и полный отказ школы от воспитательной функции выводят буллинг в ряд серьезных проблем нашего общества. Именно общества: ведь жестокость детей – лишь неприкрытая калька с того, что они видят в поступках взрослых».

«Я полностью согласен с детским омбудсменом в том, что школьная жизнь должна быть наполнена не одним стремлением сдать ЕГЭ, - заявил депутат. - Потому и бороться с буллингом нужно не точечно, а решать системные кризисы системы образования: начать наконец учить и воспитывать, а не выполнять норму, и открывать в детях потенциал, позволяющий им направить энергию в созидательное русло».

«Хватит делать из школы источник ненависти!» - призвал Пётр Толстой.

Как бороться с травлей в школе, какие необходимо внедрить механизмы по противодействию буллингу или корни проблемы в самой школьной системе образования? На эти вопросы ответил в интервью «Русской народной линии» руководитель Центра кризисной психологии при Патриаршем подворье храме Воскресения Христова на Семёновской, член Общественного Совета Федеральной Службы Исполнения Наказаний России (ФСИН), член консультативного Совета Московского межрегионального следственного Управления на транспорте Следственного Комитета Российской Федерации Михаил Игоревич Хасьминский:

Я целиком и полностью поддерживаю Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка Анну Юрьевну Кузнецову. Я согласен, что работа школьных служб медиации очень часто ведётся формально.

Однако проблема не в том, что люди формально относятся к своим обязанностям, а дело в том, что в целом — это «Сизифов труд».

Нельзя примирить людей, если они относятся друг к другу как к конкурентам, наподобие животных. Они в этом случае не видят в человеке образ Божий, им никто об этом не рассказал. Они чувствуют себя индивидуальностями, являясь эгоистами, которым другой человек просто мешает.

Как вообще их в этом случае можно примирить? Надо объяснить человеку: кто он, почему так нельзя делать. Я приведу простой пример: 45 лет тому назад, когда я был школьником, мы с ребятами постоянно дрались. В те времена никому, ни учителям, ни родителям, и в голову не приходило организовывать службу примирения. Дрались мальчики, порой дрались и девочки. И всё было спокойно.

Почему спокойно? Потому что были приняты принципы, которые никогда не нарушались в драке: «один-на-один», «лежачего не бьют» и «драться до первой крови».

Эти железные принципы как раз говорили об уважении к тому, с кем ты вступаешь в драку, о признании в сопернике личности. Не говорили таких слов, как «подобие образа Божьего», но было уважение к человеку, с которым ты не согласен.

Сейчас дерущиеся могут забить друг друга. И это действительно опасно. Почему? Что случилось? Откуда взялись эти животные инстинкты? Почему дети стали так себя вести? Потому что исчезло понимание человечности. Если в советское время оно передавалось нам от наших дедушек и бабушек, которые воспитывались верующими людьми — своими дедушками и бабушками, то потом эта инерция прервалась.

В 2011 году на одной из конференций в Минске, посвящённой профилактике суицида, белорусские учителя говорили о том, как всё тяжело и плохо, тогда встал архимандрит Августин (Пиданов), с которым мы приехали, и сказал:

«Дорогие мои, можно я задам вам вопрос? Есть ли в белорусской школьной программе информация о том, что люди произошли от высокоорганизованных животных?».

Учителя отвечают: «Конечно, есть, это же научный взгляд».

Отец Августин говорит: «А что вы тогда удивляетесь? Дети и ведут себя, как животные. Как вы лодку назовёте, так она и поплывёт. Вы же не говорите им, что человек — это образ и подобие Божие. Что такое поведение оскорбляет Божие величие. Вы ведь об этом не говорите детям? Раньше об этом говорили, дети придерживались совершенно других рамок. Но поскольку вы сейчас об этом не говорите, то они ведут себя, как животные, и не стоит по этому поводу переживать. А как вы-то хотите, чтобы они себя вели?».

Как сейчас помню, после слов архимандрита была немая сцена.

Глубинная причина буллинга в том, что нет основополагающего уважения человека к человеку. Уважение не формируют. Уважение ученика к учителю тоже нет. Чуть что — сразу жалобы на учителя. Я слышу, например, говорят, что «мой ребёнок боится в школу ходить, потому что ему там двойки будут ставить». Я боялся из школы с двойками приходить, а они в школу. Всё перевернулось!

Учителя поставили в униженное положение. Ребёнка возводят на некий пьедестал, он соответственно чувствует себя пупом земли, но не только по отношению к родителям и учителям, а вообще по отношению ко всем. Один ребенок пуп земли и второй такой же пуп земли. Они чувствуют, что имеют право на то, чтобы травить, унижать, оскорблять, потому что — это всё его, он же звезда.

И как возможно его с таким мировоззрением потом с кем-то примирить? Для этого надо изменить это мировоззрение. А кто это будет делать? Как его менять? Где эти программы? А где вообще чёткое понимание, какое мировоззрение должно быть у человека? Вот в этом, на мой взгляд, вся проблема. Она, увы, гораздо глубже. Мы признаём и говорим о формальном отношении, но как можно к этому относиться, если эта задача на данный момент невыполнима?

Попробуйте буллинг профилактировать в какой-нибудь колонии особо строгого режима. Вряд ли получится. Там обычно люди другого мировоззрения.

Точно так же и в школах. Если ученики уже приходят и убивают в школах абсолютно невинных людей, то с чем мы имеем дело? Мы понимаем, что у этого ребёнка уже нет никакой ценности человеческой жизни. У него вообще нет уважения к другому человеку, даже страха никакого нет.

На мой взгляд, пока мы эту глубинную проблему не начнем решать, то в целом мы проблему не решим, буллинг будет продолжаться. Сколько бы мы мер ни принимали — проблема будет всё равно усугубляться.

Я повторю, что согласен с Анной Юрьевной в том, что к проблеме подходят формально, но мне кажется, что ещё совсем не учитывается эта мировоззренческая сторона вопроса, которая должна формировать отношение человека к человеку

На мой взгляд, кроме медиации надо учить людей созиданию, уважительному отношению друг к другу. А это возможно только на религиозной основе. Почему мы должны уважать другого? Потому что он тоже образ и подобие Божие, его тоже когда-то Господь призвал из небытия к бытию и дал ему жизнь. Я не имею права его унижать, потому что он точно такой же, как я, сколько бы я ни считал себя превосходящим.

Если мы из этой позиции убираем Бога, то тогда, на мой взгляд, всё становится непонятным: «Почему я не должен его унижать? Что тут такого, если он сильно мешает?». Все традиционные конфессии учат уважительному отношению к другому человеку. И именно этим объясняется тот факт, что у нас в стране всегда разные народы, разные сообщества людей жили в уважительном друг к другу отношении.

В этом также и профилактика межнациональных конфликтов: любого человека создал Бог и мы должны с уважением к нему относиться, к какой бы конфессии он ни принадлежал, какого бы он ни был происхождения. Всё остальное – путь к фашизму, экстремизму и насилию.


Русская народная линия

Tags: Воспитание, Дети, Защита Семьи, Защита детей, Защита нравственности
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments