alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Categories:

Елена Караева: Франция испугалась возвращения героя из России


© AFP 2021 / Alexaner Nemenov

Сегодня лайнер с останками Шарля Этьена Гюдена, генерала наполеоновской армии, однокашника по военному училищу и друга императора Бонапарта, возьмет курс из Москвы на парижский аэропорт Ла-Бурже.
Гюден — один из самых известных военачальников Первой империи, его имя начертано на Триумфальной арке, но тем не менее армия отказалась воздавать почести генералу, а мэр Монтаржиса, где тот родился, не разрешил предоставить место на городском кладбище, когда потомки обратились к нему с официальным ходатайством.
Причина подобного отношения, которое иначе как варварским назвать трудно, — решение руководства Франции и персонально Эммануэля Макрона, испугавшегося, во-первых, что ему придется на церемонию приглашать российского президента, во-вторых, в нынешних тенетах политкорректности и "культуры отмены" (иначе — уничтожения исторической памяти) подобная церемония выглядела бы несомненным афронтом всем тем, кто призывает к "покаянию за грехи захватнических войн", и, в-третьих, все, что касается славы французского подвига, пусть и в войне, которая в итоге была проиграна, нации приказано забыть.
В августе 1812 года армия Наполеона продвигается к Москве, русские оказывают захватчикам мощное сопротивление, войска дерутся за каждый клочок земли.

Гюден тяжело ранен в сражении под Валутиной горой, где против его солдат стояли полки, которыми командовали генералы Тучков и Барклай де Толли. Снарядом ему оторвало ногу, началась гангрена и через несколько дней он скончался.


Потребовалось два с лишним века, и усилиями французского кадрового военного и историка с русскими корнями Пьера Малиновского, сумевшего организовать раскопки на месте сражения, могила генерала Гюдена была найдена.
Россия содействовала проведению изысканий, и когда предполагаемые останки военачальника обнаружили, их идентифицировали российские специалисты.
В тот момент и прозвучало предложение провести церемонию прощания с Гюденом на эспланаде Дома Инвалидов с участием Владимира Путина.


Кремль сразу ответил согласием.
Елисейский дворец вначале сказал: "Мы приветствуем инициативу", затем: "Приветствуем, но не на эспланаде Дома Инвалидов и без президента", чтобы в итоге за две недели до предполагаемой даты отказаться в принципе от погребения, от церемонии и полуофициально заявить следующее: "Это Франции не нужно, не те люди нашли останки, не там их идентифицировали, а Эммануэль Макрон вообще не хочет иметь к этому отношения".
Французская пресса, столь словоохотливая, когда ей требуется Россию укорить или уязвить, словно в рот воды набрала.
Как же, ведь если публиковать материал, придется рассказывать, как российские граждане помогали искать останки французского генерала и как российские ученые проводили анализы ДНК скелета, сравнивая с образцами генетического материала, взятого у потомков Гюдена.


Придется сознаться в том, что, отказывая генералу в военных похоронах, Елисейский дворец нарушает статут ордена Почетного легиона: Гюден получил от Бонапарта эту награду — хотя бы поэтому закон обязывает Францию в воздании Гюдену высших государственных почестей, пусть и два с лишним столетия спустя.
Придется признать, что для нынешнего французского президента важнее исторической памяти и патриотизма оказываются мелкие сиюминутные конъюнктурные соображения, главенствующие сегодня в ЕС, — если Брюссель приказывает с Москвой не иметь дела, то Париж мгновенно берет под козырек.
Но это факторы внешнего, так сказать, характера.


Сегодня во Франции патриотизм считается чем-то совершенно неуместным, если не сказать непристойным.
Гордость славой предков грозит массой неприятных последствий — например, публичным остракизмом со стороны разнообразных НКО, защищающих права нелегалов (по мнению сотрудников этих организаций, такого рода гордость есть проявление расизма и шовинизма).
Кроме того, знание истории страны — настоящей, а не той, что сегодня впопыхах создается сторонниками "прав человека", — приравнивается к мыслепреступлению, а монументы в честь тех, кто историю Франции создавал и играл в ней значимые роли, свергаются (в буквальном смысле) и оскверняются.

Идеологи "отмены" истории французской нации и глашатаи новой эпохи манкуртов прекрасно понимают, почему и зачем они это делают: нацией, в душе которой отсутствует почитание героев прошлого и память о них, значительно проще манипулировать.


Так из народа постепенно создается то, что принято называть социумом.
Сознательное историческое беспамятство не может не закончиться катастрофой — ведь "военных сил недостаточно для защиты страны, между тем как страна, защищаемая народом, непобедима".
Эти слова Наполеона Франция предпочла забыть, поскольку ей в нынешнюю эпоху уготована лишь одна участь — капитуляция по всем фронтам, в любых обстоятельствах и при любом руководстве.


От того, что сегодня высший французский истеблишмент носит хорошо пошитые костюмы и неплохо произносит речи, суть не меняется — забыв собственную историю, презирая ее во имя мелочных соображений выгоды, он превратился в сборище не уважающих ни свой народ, ни себя самих дикарей.


РИА Новости

Tags: Кризис развития, Франция
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments