alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Categories:

Олег Щукин: Заниженный курс рубля спас Россию от коллапса экономики из-за пандемии



Итоги первой половины 2021 года для России и всего мира выглядят разнонаправленными: коронавирусная эпопея продолжается и даже усиливается, а мир никак не становится прежним, хотя в целом показатели ВВП вернулись к доковидному уровню уже в апреле. Наша страна здесь отстает — восстановление ожидается только в июле, и тому есть несколько причин.


Прежде всего, это политика ЦБР. За последние девять месяцев 2020 года рублевая масса (агрегат М2) в России выросла на 12%: с 52,327 до 58,625 трлн рублей, а за первые пять месяцев года нынешнего — всего на 0,9%: с 58,625 до 59,184 трлн рублей, при этом ключевая ставка была повышена с 4,25 до 5,5%.

Ведомство Эльвиры Набиуллиной не скрывает, что намерено продолжать курс на денежные рестрикции и повышение стоимости кредитных ресурсов, чтобы остановить инфляцию, вышедшую по итогам полугодия на рекордный уровень в 6,5%, что значительно превышает целевой показатель в 4,3%.

Поскольку Банк России фактически держит стабильный обменный курс национальной валюты: за полгода он повысился всего на 2,3%, с 74,229 до 72,51 рублей за доллар, — наша страна активно импортирует мировую инфляцию, вызванную резким ростом денежной эмиссии центробанками всех ведущих стран мира.

Такие действия ЦБР стимулируют экспортоориентированные и импортозамещающие отрасли российской экономики, наполняют бюджеты и внебюджетные фонды всех уровней, но приводят к опережающему росту цен и, соответственно, к снижению реальных доходов населения.


Кроме того, объем потребительского спроса больше года поддерживался за счет кредитования по сниженным ставкам. В результате долговая нагрузка на россиян превысила рекордные 12% от их доходов. Только за апрель-июнь 2021 года добавилось свыше 3,7 трлн взятых в долг рублей.





При этом в июне потребительские расходы в России снизились на 0,37%. То есть массовый переход наших соотечественников, особенно малоимущих, в режим экономии привел к снижению объема платежеспособного спроса в целом.



Уже не раз указывалось на то, что международные финансовые организации дают кратно отличающиеся оценки российского ВВП по номиналу (обменному курсу рубля к доллару) и по паритету покупательной способности (цене приведенного к стандарту набора товаров и услуг в национальной валюте и в долларах, простейший пример — «индекс биг-мака»).

Так, по номиналу ВВП России (данные МВФ) в 2020 году составил 1,46 трлн долл. (11-е место в мире), а ВВП по паритету покупательной способности — 4,097 трлн долл. (6-е место в мире). Из этих цифр следует, что «паритетный» обменный курс должен сегодня находиться в диапазоне 26–27, а не 72–74 рублей за доллар.

По факту же в нашей стране действует супермобилизационная экономическая модель, в рамках которой «не вполне рыночными методами» распределяется около 2,5 трлн долл. в год, или свыше 60% производимой стоимости. И даже если учесть, что эта цифра является абстрактным максимумом, который не учитывает многие трансферты обратной направленности, даже если принять совокупную долю данных трансфертов за 90%, то «в загашнике» у такого бенефициара данной модели, как Российское государство, ежегодно должно оставаться не менее 250 млрд долл., или около 18 трлн рублей. То есть сумма, сопоставимая с доходами федерального бюджета (18,8 трлн рублей в 2021 году).

В данной связи уже не настолько удивительной выглядит ускоренная реализация программы модернизации российских Вооруженных сил, включая появление анонсированных президентом Владимиром Путиным в 2018 году новых видов вооружения, двузначные в процентах год к году темпы роста производства в июне (11,2%), сильные данные по инвестициям, бюджетный профицит, а также повышение прогноза экономического роста по итогам года на 3,7% вместо заявленных в начале года 2,9%.

В плюс России идет рост мировых цен на углеводородные энергоносители (нефть и газ) и на другие товарные группы (сырье, продовольствие, оружие и т. д.), формирующие российский экспорт.


Согласно докладу Аналитического центра при Правительстве РФ, внутреннее потребление электроэнергии в России за январь-май 2021 года выросло на 4,8%, что выше отмеченных за тот же период темпов увеличения ВВП (3,7%) и может указывать на фактический уход значительной (до 15-20%) части малого и среднего предпринимательства «в тень» (средняя цена киловатт-часа для населения составляет около 0,8 цены для юридических лиц).

Таким образом, можно констатировать, что социально-экономического коллапса, которым грозили России еще в прошлом году, не произошло. Но вопрос о том, как довести результаты экономического роста до тех, все более широких, слоев нашего общества, которые в условиях длящихся коронавирусных ограничений и режима антироссийских санкций живут «ниже медианной ватерлинии», становится приоритетным для органов публичной власти.

Причем не столько политическим, из-за парламентских выборов в сентябре, сколько структурным вопросом — из-за сокращения демографической базы, особенно в части населения трудоспособного возраста и детей. Все ресурсы для превращения России в супердержаву есть — дело только за квалифицированными управленческими решениями и жестким контролем их реализации.



ФАН
Tags: ЦБ РФ, Экономика России
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments