?

Log in

No account? Create an account
поговорим

alexandr_palkin


МИРОСТРОИТЕЛЬСТВО

Будущее России рождается в каждом из нас


Previous Entry Поделиться Next Entry
Что нас не убивает, делает сильнее: первое правило воспитания из гения дебила
Для Вас
alexandr_palkin
Оригинал взят у luiza_drevsholtв Что нас не убивает, делает сильнее: первое правило воспитания из гения дебила
Оригинал взят у kirssdianaв Что нас не убивает, делает сильнее: первое правило воспитания из гения дебила
Виноваты ли родители в том, что их дети становятся ворами, преступниками, садистами, убийцами? – Безусловно, да! Но вина эта не в том, что они хотели воспитать неадаптантов, а в том, что выбирали ошибочные методы.

Задача минимум родителей – не мешать ребёнку, развиться. Задача максимум – задать ему верное направление развития.
Ребёнок – это не пластилин, из которого можно слепить всё, что только захочется. Ребёнок – это личность, с самого своего рождения. Личность со своими желаниями и своими свойствами, которыми его наделила природа для реализации этих желаний.

Мы не можем привить ему не заданные свойства. Стараясь сделать это, мы вводим своего ребёнка в сверхстресс, губим его психическое.

Лучшее, что мы можем сделать для своих детей – помочь им развить те свойства, с которыми они родились. Но, не понимая его, не чувствуя изнутри его психические свойства и особенности, мы заведомо идём неверным направлением, стараясь воспитать его по принципу «яблоня от яблони» методом «что нас не убивает, делает сильнее».



Яблоня от яблони, говорите?..

Губки мамины, носик папин, а характер чей? — Свой собственный! Мы все рождаемся с индивидуальным набором векторов. Значит, с индивидуальными желаниями и свойствами для их реализации. Да, некоторые модели поведения ребёнок адаптирует, благодаря своим родителям. Но базовые свойства мы никогда в нём не изменим.

Не понимая этого, мы смотрим на своих детей через себя и пытаемся воспитать в них то, что есть в нас, но вовсе не обязательно присутствует в них.

Кожная мама, для которой главная ценность – экономия времени и денег, получает удовольствие от быстрого выполнения любых действий. Бессознательно делая проекцию на своего анального сына, она постоянно торопит его. Дёргает, вгоняя в ступор и, тем самым, заставляя его ещё медленнее реагировать на свои команды.

Получается замкнутый круг: она торопит, он впадает в ступор, она злится, начинает дёргать, продлевая состояние ступора, в конце концов, она закрепляет за ним это состояние, и в схожей ситуации он всегда будет медлить. В дальнейшем, когда от него будут требовать быстрых решений, он будет впадать в ступор.

Но точно такое же воспитание ребёнка с кожным вектором сделает его более мобильным, гибким, быстрым. Так как в нём это свойство есть. В ребёнке с анальным вектором такового нет, и стараясь его развить, мы губим и те зачатки, которые присутствуют – его умение доводить всё до идеала, выполнять свою работу с точностью, доступной только ему.

Анальный папа, воспитывая своего зрительного сына, пытается отучить его плакать по принципу «подобное подобным» — пугает, заставляет смотреть на сцены жестокости и насилия:

— Я из тебя мужика сделаю! Что ты ноешь? – Вытри сопли сейчас же! И давай, держи за ноги курицу и смотри, как надо голову отрубать. Ещё вырастешь у меня пи***.



Так он своего сына вгоняет в стресс, который наносит ему первый удар по сенсору, дальнейшие подобные действия отца будут всё глубже его вгонять в состояние страха, откуда он может бессознательно стараться выйти уже в женском обличьи, однажды произнеся страшную фразу:

— Я чувствую себя женщиной, природа ошиблась, создав меня мужчиной.

На самом деле ошибся отец, делая из него мужчину губительными методами.

Но ещё более губителен сверхстресс, который мы наносим детям со звуковым вектором. Не понимая всю роль их сосредоточения, мы воспринимаем их как не совсем адекватных нашему миру людей. Да и как можно считать адекватным человека, который всегда реагирует только со второго раза?

Но мы и сами бываем на их месте. Когда мы на чем-то сосредотачиваемся, погружаемся в свои важные думы, мы не сразу слышим, когда к нам обращаются. А потом легко оправдываемся:

— Ой, что-то я задумалась

Звуковые дети тоже просто «о чем-то задумываются». Только делают они это гораздо чаще нас. И в своём сосредоточении они могут доказывать сложнейшие гипотезы, решать задачи, от которых зависят судьбы мира. Но мы этого не знаем. Мы видим внешнюю оболочку.

Боясь, что ребёнок вырастет дебилом, мама начинает громче окрикивать его, кричать прямо в ухо, нанося удар за ударом по главному сенсору звуковика. В результате он теряет способность создавать нейронные связи, и перестаёт улавливать информацию, которая поступает через ухо.

Это не глухота, он всё слышит, но ничего не понимает.

Пыталась не дать сыну вырасти тормозом, сделала его дебилом… грустно

Оральника родители отучают от вранья и мата — бьют по губам, в результате он начинает заикаться. Ни врать, ни матом говорить он не перестаёт, только теперь делает это через заикание.

Из благих побуждений воспитываем дебилов из гениев

Мы все пытаемся своих детей сделать лучше, чем они есть. Хотим, чтобы они не тормозили, а могли быстро принимать решение. Росли мужиками, а не ревели, как бабы и в истерики не впадали. Не уходили в себя, а могли адекватно взаимодействовать с другими людьми. Цели у нас благие, методы губительные.

Нам надо брать пример с природы, которая воспитывает нас кнутом и пряником, где кнут есть отсутствие пряника. Мы же совершаем двойную ошибку – заставляем своих детей хотеть пряник, на который у них аллергия, да ещё и кнутом подгоняем, чтобы они этот пряник достали.



Стараясь привить им не свойственные способности, мы вводим ребёнка в сверхстресс. Первые сверхстрессы наносят удар по сенсору:

У зрительника ухудшается зрение, у звуковика – способность воспринимать и осмысливать информацию, кожник приобретает тяжелые кожные заболевания…

Но наше тело и наше психическое неразделимы - первое влияет на второе, а второе на первое. Поэтому удар по сенсору приводит к невозможности развиться нашим психическим свойствам, непосредственно связанным с этим сенсором.

Оральник, оставшийся заикой после сверхстресса, не способен стать великим оратором. Зрительник, со своим зрением в минусе, не сможет развить свою чувственность на высокий уровень. Звуковик не сделает прорывов в физике, математике или других науках.

Следующие сверхстрессы наносят удар по психическому, мы делаем из своих детей невротиков, не способных получать даже малое удовольствие от своей жизни.

Реальность – она не страшна, к ней надо приспособиться

Как бы мы не старались, мы не привьём своим детям тех свойств, которых в них нет. Но помогая им развиваться в своих свойствах, мы им помогаем находить равновесие между собой и миром снаружи, и адекватно себя проявлять в этом мире.

Так человек с анальным вектором, если он хорошо развит и реализован, может быть вполне активным. Конечно, он никогда по скорости и гибкости ума и тела не сравнится с кожником, но он сможет быть достаточно адекватным условиям современного ландшафта. А зрительник, вместо того, чтобы впадать в истерики при виде крови, научится сострадать чужой боли, возможно, станет волонтёром или организует собственные благотворительные организации, а в таких людях мир нуждается.

Только чувствуя своего ребёнка изнутри, мы понимаем, какими свойствами он наделён и каким образом эти свойства можно в нём развить. Как и на какие точки надо давить, чтобы он действительно стал сильнее, а не сломился под действием сверхстресса. Ведь тут нет коэффициентов прочности, тут надо научиться чувствовать. А это умение приобретается вместе с системным мышлением.

Статья написана по материалам тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана

Автор: Алена Николаева