alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Categories:

Влажные мечты: Возвращение Киссинджера. Могут ли США вбить клин между Россией и Китаем?



Eugene  RumerRichard  Sokolsky   15.03.2021


Фото: AFP PHOTO / POOL / Sergei Ilnitsky / Getty Image

Попытка администрации Трампа повторить дипломатический маневр, который Генри Киссинджер провел в начале 70-х годов с СССР и Китаем, – прекрасный пример, как можно ошибиться, проводя исторические параллели

Как однажды заметил Барак Обама, у выборов бывают последствия. Администрации меняются, а плохие идеи остаются. Одна из таких идей, оставшихся после президентства Трампа, – Соединенные Штаты должны вернуться к стратегии времен Никсона, геополитическому балансированию, и добиться, чтобы Россия присоединилась к ним в противостоянии Китаю.

Недавно эта мысль снова была высказана в анонимной статье, вызвавшей в Вашингтоне определенный интерес. Автор, некий «бывший высокопоставленный чиновник», берет за образец знаменитую статью Джорджа Кеннана, которая была опубликована – тоже анонимно – в 1947 году и легла в основу стратегии сдерживания Советского Союза в годы холодной войны.

Метящий в новые Кеннаны автор пишет, что «обособление России от Китая будет иметь ключевое значение. Вот уже десять лет Россия все глубже погружается в стратегические объятия Китая, и позволять ей это делать было крупнейшей геостратегической ошибкой ряда американских администраций». Однако пока что администрация Байдена проявляет мало интереса к подобным идеям, и остается надеяться, что так будет и впредь.

Возвращение к концепции конкуренции великих держав, о которой любила рассуждать предыдущая американская администрация, было, помимо всего прочего, отражением ее стратегической близорукости. «Усиливающийся Китай и реваншистская Россия», как их называют некоторые фанаты внешней политики Трампа, никогда не отказывались ни от своих великодержавных амбиций, ни от соперничества с США и всегда критически относились к «однополярному миру», в котором доминирует Америка.

Якобы дальновидная тактика Трампа под лозунгом «разделяй и властвуй» быстро доказала свою несостоятельность. Тогдашние высокопоставленные чиновники, в том числе госсекретарь Майк Помпео, утверждали, что США должны не противостоять одновременно России и Китаю, а воспользоваться тем, что у Москвы есть опасения по поводу Пекина, подорвать их сотрудничество и переманить Россию на свою сторону.

Какой бы мудрой ни казалась эта стратегия, ее давно пора сдать в утиль, потому что она исходит из совершенно неверного понимания прошлого и настоящего. Байден и его советники по внешней политике обещали придерживаться жесткой политики в отношении Москвы и заставить ее заплатить высокую цену за враждебные действия.


Попытка администрации Трампа повторить дипломатический маневр, который Генри Киссинджер провел в начале 70-х годов с СССР и Китаем, – прекрасный пример того, как можно ошибиться, проводя исторические параллели. Трехсторонняя дипломатия Киссинджера привела к успеху по двум причинам.

Во-первых, Киссинджер увидел трещину, которая появилась в отношениях между двумя коммунистическими державами после пограничных столкновений 1969 года, и – хотя некоторые сомневались, что он прав, – воспользовался ею. Но раскол между Москвой и Пекином был спровоцирован не Киссинджером, а их собственными идеологическими разногласиями и геополитическими амбициями. Когда в 1971 году Киссинджер отправился в секретную поездку в Китай, Москва и Пекин враждовали уже несколько лет, и Китай стремился улучшить отношения с США в противовес Советскому Союзу.

Во-вторых, Москва хотела начать переговоры с Вашингтоном в надежде, что так ей удастся облегчить двойное бремя гонки вооружений с США и противостояния с Китаем. Сегодня ситуация совсем другая.

Те, кто считает, что США смогут настроить Москву против Пекина, упускают из виду, что одна из основ китайско-российского партнерства – враждебное отношение этих стран к Америке
*, которая, с их точки зрения, стремится обеспечить собственную гегемонию через продвижение демократии и одностороннее использование военной силы.

После окончания холодной войны продвижение демократии стало важным элементом в теории и практике американской внешней политики. Зачастую оно сопровождалось публичной критикой в адрес России и Китая за недемократичность их внутренней политики и поддержку авторитарных режимов за рубежом. В свою очередь, Москва и Пекин воспринимали эту критику как угрозу для себя и посягательство на свой суверенитет.

Кроме того, обе страны видели в системе союзов США и американском военном присутствии у своих границ угрозу собственной безопасности. При Трампе Вашингтон пренебрегал отношениями с союзниками, а авторитарные режимы критиковал, только если ему это было выгодно. Новая администрация пообещала уделять больше внимания продвижению демократии и развитию союзнических отношений. Такая политика сделает положение Москвы еще более неудобным, а значит, она будет еще активнее стремиться наладить тесные связи с Пекином.

Богатая природными ресурсами Россия и обладающий огромной промышленной мощью Китай прекрасно дополняют друг друга в сфере торговли и экономики – немудрено, что Путин и Си Цзиньпин высоко оценивают перспективы двустороннего сотрудничества.

А что США могут предложить России? Раньше американские чиновники заявляли, что двусторонние отношения улучшатся благодаря расширению торговли и инвестиций, однако на деле, когда усилились взаимные идеологические и геополитические разногласия, США ввели против России экономические санкции.

Сегодня Соединенные Штаты производят больше газа, чем Россия. Администрация Трампа использовала экономические рычаги и угрозу санкций, чтобы заставить Европу – ключевой для России рынок – покупать больше американского и меньше российского газа. Вряд ли Москве пришлись по душе попытки Вашингтона воспользоваться своим подавляющим экономическим превосходством, чтобы добиться от России уступок.

Партнерство с Китаем имеет ключевое значение для России, а гипотетическое противостояние с ним грозило бы ей самыми тяжелыми последствиями. Нормализация отношений с Пекином в начале 1990-х годов избавила Москву от необходимости сохранять масштабное военное присутствие вдоль китайской границы протяженностью 4000 км: на пике напряженности между СССР и Китаем здесь стояло 50 советских дивизий.

Сегодня в условиях противостояния с НАТО Россия по-прежнему крайне заинтересована в доброжелательных отношениях с Китаем. Безопасность восточной границы наверняка смягчает беспокойство, которое испытывают в Кремле из-за ухудшения с Европой и США.

Разумеется, Вашингтону необходимо по возможности следить за тем, чтобы его действия лишний раз не укрепляли связи между Москвой и Пекином, однако вбить между ними клин ему точно не удастся до тех пор, пока партнерство России и Китая будет основываться на совпадении экономических, геополитических и внутриполитических интересов.


Для России сотрудничество с Китаем – это стратегический императив, и альтернативы этому сотрудничеству сегодняшнее российское руководство не видит. Вместо того чтобы пытаться поссорить Москву и Пекин, Вашингтону стоит сосредоточиться на выработке четкой стратегии, которая будет исходить из реалистичной оценки мотивации и возможностей России и Китая, поскольку проблемы, связанные с этими странами, США предстоит решать еще долго.



Переводика


*Автор ставит всё с ног на голову: Москву и Пекин объединяет перманентно враждебное отношение к ним Вашингтона. Примечание Александра Палкина

Tags: КНР, Российская Федерация, США
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments