alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Categories:

Валерий Куликов: Жизнь в долг на постсоветском пространстве


Мир стоит на краю самой настоящей долговой ямы: по подсчетам Института международных финансов (США), совокупный мировой долг приближается к $275 триллионам, или 365% мирового ВВП. Из-за высокой закредитованности правительств, предприятий, населения мировая экономика находится на пороге масштабного кризиса. Проблемы банковских секторов отдельных стран создают риски для международной финансовой системы в целом. Вызовет ли общемировая привычка жить в кредит новую Великую депрессию – эта озабоченность владеет сегодня умами не только экономистов и финансистов, но и политиков, простых граждан во всем мире, особенно на фоне серьезных финансовых проблем в США.

На размер госдолга влияют многие факторы, такие как население страны, размер экономики, провальная политика властей и другие.

С учетом многообразия стран и испытываемых каждой из них своих проблем, посмотрим на ситуацию в странах так называемого постсоветского пространства и, прежде всего, в тех из них, что входят в СНГ, а также Евразийский экономический союз (ЕАЭС).

Традиционным лидером по закредитованности среди бывших республик СССР является Украина, где совокупный государственный долг вырос только в 2020 году на 6,98% в долларовом эквиваленте, составив, соответственно, $90,26 млрд, о чем сообщило министерство финансов страны. Уже в 2019 году он перевалил за 90% ВВП. Украина в 2021 году должна вернуть только Международному валютному фонду почти $1,7 млрд долгов, при этом Киев может рассчитывать лишь на два транша в размере 1,4 млрд долларов.

Особенно стремительно показатель закредитованности стал расти у Украины с 2014 года. Экономическая ценность проевропейского курса, по которому Украина движется с 2014 года, на поверку оказалась не так уж и радостна: утрата в погоне за европейскими миражами рынков России и большинства других стран СНГ не могла не сказаться на значительном падении сальдо торгового баланса. Как отмечают украинские СМИ, реальная цена зоны свободной торговли с ЕС — это деградация остатков промышленности национальной экономики, архаизация модели разделения труда и окончательная потеря минимального индустриального базиса в производстве со скатыванием к модели аграрной державы. Коррупция и слабое государственное управление отпугивали иностранных инвесторов, что, наряду с пандемией, оказало негативное влияние на экономические результаты в прошлом году, указывает Bloomberg.

С учетом негативных финансово-экономических показателей Украины, более 71% ее граждан считают, что жизнь в стране становится хуже с каждым следующим президентом, о чем свидетельствуют данные опроса, проведенного центром «Социальный мониторинг». Ранее из результатов опроса этого центра стало известно, что более 45% жителей Украины выступили за проведение досрочных выборов президента. Более 70% населения Украины считают, что дела в стране идут в неправильном направлении, следует и из данных Киевского международного института социологии (КМИС).

Весьма сложная ситуация наблюдается в Грузии. По данным грузинских СМИ, госдолг Грузии на 1 октября достиг $8,9 млрд (что составляет 54,6% от ВВП), а общий внешний долг страны составил $19,7 млрд, из которых $8,3 млрд приходится на частный сектор.

Как и у Грузии, немалые долги у Армении – тоже больше половины ВВП. У Молдавии – примерно 35%. Азербайджан, благодаря успешной добыче и экспорту энергоносителей до нынешнего времени оставался страной с госдолгом едва ли не мизерным – не более 18% от ВВП.

По данным Минфина Казахстана, на 1 октября 2020 года госдолг республики составлял $45,8 млрд, 80% этой суммы приходится на долг правительства, а государственный внешний долг составил $12,3 млрд.

Немалый объем госдолга (73,5% ВВП) имеет Киргизия.

В октябре 2020 года государственный долг Таджикистана составлял $3,7 млрд (44,9% ВВП) — на 80% он состоит из внешнего долга, остальная часть — это внутренний долг. Если в 1997 году крупными кредиторами Таджикистана были Россия и Узбекистан, где их доля составляла 52% и 31%, соответственно, то за последние 12 лет самым крупным кредитором Таджикистана остается Экспортно-импортный банк Китая (Эксимбанк). Китай начал кредитовать проекты Таджикистана с 2007 года в рамках Шанхайской организации сотрудничества, предоставив кредит на строительство высоковольтных линий электропередач, а также на реабилитацию автомобильной дороги «Душанбе – Чанак» (общая стоимость только этого проекта составила $304,5 млн).

Об условиях, по которым Таджикистан получает кредиты, обычно не говорят. Тем не менее отмечено, что, с приходом китайских кредитов, в Таджикистан поступила и рабочая сила из КНР вместе с такими крупными компаниями, как CNPC, China Road and Bridge, Zijing Mining и др. Они реализуют проекты в Таджикистане, которые финансирует китайское правительство. Также китайскую рабочую силу можно увидеть и в сельскохозяйственном секторе страны.

В 2011 году Таджикистан передал часть своей территории Китаю после того, как парламент Таджикистана ратифицировал протокол о демаркации своей границы, согласно которому Китаю отходит 1,1 тысячи квадратных километров спорных территорий на востоке страны. Эксперты предполагали, что в этой части гор Памира есть месторождения не только драгоценных камней, но и урана. И это, возможно, было одним из условий выделения льготных китайских кредитов Таджикистану.

Государственный долг Узбекистана, привлеченный под государственное поручительство на внешних и внутренних рынках, по состоянию на 1 октября 2020 года составил $20,8 млрд (36,8% от ВВП), внешний госдолг составляет $18,5 млрд.

С 90-х годов, после начала проведения государствами Центральной Азии независимой политики, влияние в регионе Китая стало расти, что было обусловлено стремлением Пекина сохранить мир в граничащих с ним государствах. В связи с этим, особенно в последнее время, увеличилось и количество кредитов государствам ЦА со стороны Китая, что весьма ревностно было воспринято прежде всего в США, не желавших усиления позиций КНР в этом регионе. Отсюда появилась активно раскручиваемая Вашингтоном информационная война в Центральной Азии через западные и находящиеся под влиянием США местные СМИ, в которых особый акцент делался на компрометации кредитной политики Пекина в регионе, в создании у России ложного впечатления о якобы конкурентной борьбе с ней Китая здесь.

Сегодня Китай действительно раздаёт много кредитов и займов, и их размер уже достиг почти $3 трлн. Однако доля Центральной Азии в этой сумме невелика. Если сопоставить страны Центральной Азии с другими государствами, то они не входят в группу риска на уровне попадания «в долговой капкан», хотя, безусловно, ситуация различна в странах внутри региона. Так, почти 50% внешнего долга Таджикистана приходится на Китай, а у Киргизии доля Китая достигает 45%, хотя в обоих случаях сумма долга перед Китаем составляет лишь порядка 20% ВВП этих стран. Доля Китая во внешнем долге Казахстана составляет 7%. О ситуации в Туркменистане достоверная информация отсутствует, хотя по отдельным публикациям в СМИ утверждается, что Ашхабад уже несколько лет бесплатно экспортирует в Китай туркменский газ, поскольку их долг перед Китаем очень высок.

С учетом того, что основные проблемы у взявших кредиты стран обусловлены обслуживанием внешнего долга, обсуждение этого вопроса становится все более актуальным для многих государств. Министры финансов и главы центральных банков стран Большой двадцатки (G20) 15 апреля 2020 года договорились временно прекратить взыскание долгов с беднейших стран мира. Первоначально речь шла о 6 месяцах, но потом срок был продлен до июня 2021 года. В список сначала вошли 25 беднейших стран мира, потом он был расширен, право приостановить выплаты по внешнему долгу было дано и Таджикистану.

Президент России Владимир Путин в ходе заседания рабочей группы по подготовке поправок в Конституцию в феврале 2020 года сообщил, что Россия как правопреемник СССР взяла на себя обязательства выплатить долги всех бывших советских республик и сделала это. «Мы, по-моему, только за Украину 16 миллиардов выплатили», — уточнил В.Путин. По его словам, оплата долга проводилась в обмен на зарубежные активы, однако не все ставшие самостоятельными страны передали их.

Касаясь ответственности за проблемы c увеличением государственного долга отдельных стран, официальный представитель МИД КНР Чжао Лицзянь на ведомственном пресс-брифинге в октябре 2020 года подчеркнул, что большая часть задолженности многих стран – это их растущий долг перед США и другими развитыми странами, а также кредиты, выдаваемые им международными финансовыми учреждениями. В этих условиях китайский дипломат подчеркнул, что Китай активизирует меры по уменьшению бремени задолженности стран, переживающих экономические трудности. «Учитывая просьбы ряда стран, Пекин решил освободить их от непогашенных долгов», – добавил он, напомнив, что Китай поддерживает инициативу, выдвинутую G20 о замораживании выплат по обслуживанию долгов до конца года для беднейших стран мира, пострадавших от коронавируса.

Валерий Куликов, эксперт-политолог, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Tags: Кризис развития, СНГ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments