alexandr_palkin (alexandr_palkin) wrote,
alexandr_palkin
alexandr_palkin

Category:

Myśl Polska (Польша). Матеуш Пискорский: Пассионарность или пребывание в объятиях трупа?

Путин подчеркивает, что Россия — пассионарная страна. Это проявляется в ее внешней политике: она готова развивать новые направления сотрудничества и может позволить себе отказаться от европоцентризма. А вот Европа рискует лишиться самостоятельной роли в международной политике и стать одной большой Польшей, которая держится за США.

«Я верю в пассионарность, в теорию пассионарности. Это, собственно, как в природе, обществе: идет развитие, пик, затухание. Россия не достигла своего пика. Мы на марше, на марше развития», — заявил Владимир Путин, таким образом показав, что он выступает приверженцем знаменитой теории выдающегося ученого, историка и этнолога Льва Гумилева.

У России и россиян все еще впереди, ведь, согласно этой теории, их молодой народ располагает запасами энергии и потенциалом. Слова Путина прозвучали в тот момент, когда Российская Федерация вновь оказалась в центре дезинформационной кампании так называемого Запада. К травле традиционно с воодушевлением подключились в том числе польские политические элиты.

Позорный спектакль, который мы увидели после визита верховного представителя ЕС по иностранным делам Жозепа Борреля в Москву, привел к появлению взаимных предупреждений о возможном разрыве отношений между ЕС и Россией. Вашингтон, который после отмеченного напряженностью периода президентства Трампа, начинает восстанавливать позиции на Старом континенте, потирает руки. На горизонте возник риск того, что Европа превратится в одну большую Польшу, находящуюся во власти США, по собственной воле лишающей себя не только автономности в международной политике, но и самостоятельности в целом, ведь для нее нужна свобода маневра.



Несмотря на все это высказывания опытного министра иностранных дел и искушенного дипломата Сергея Лаврова звучат спокойно и характеризуются реализмом. Он говорит, во-первых, что Российская Федерация справится без ЕС, а во-вторых, что Брюссель — это не Европа.



Действительно, в цивилизационном плане Европа — это нечто гораздо большее, чем современная форма политико-экономической интеграции. В сущности, на фоне культурных изменений последних десятилетий Россия начинает выглядеть более европейской, чем сама Европа. Это показал всем президент Путин в своем нашумевшем выступлении на Всемирном экономическом форуме в Давосе, где он четко заявил, что она будет защищать, в частности, право на частную жизнь, которому угрожают поползновения корпоративно-государственного цифрового тоталитаризма.

Глава российского внешнеполитического ведомства дал понять, что у Москвы есть партнеры на Старом континенте на уровне отдельных стран. Это ослабляет переговорный потенциал европейских государств. Интегрированный блок имел возможность разговаривать с Москвой на равных, пытаться обрести статус самостоятельного полюса в формирующемся многополярном мире. Отдельные национальные государства Европы сейчас, вероятно, начнут вести диалог с политической, военной и сырьевой державой поодиночке. Возможно, Германии, которая обладает значительным потенциалом и пользуется в Москве определенным уважением, удастся в этом преуспеть, но другим будет сложно. Польше придется вести разговор самой с собой, поскольку никто не станет прислушиваться к ее очередным заявлениям.

Вернемся, однако, к России. Упомянутая Путиным пассионарность проявляется в том числе во внешней политике РФ. Она заключается в гибкости, готовности развивать новые направления сотрудничества. Недавно талантливый молодой российский китаист Николай Вавилов заявил о том, что вполне возможным становится создание оборонно-политического союза Москвы и Пекина. В перспективе Китай может даже присоединиться к Организация Договора о коллективной безопасности, которую создала Россия.

Совершив официальный визит в Москву, председатель иранского парламента Мохаммад Галибаф сообщил, в свою очередь, что его страна завершает переговоры о вступлении в Евразийский экономический союз, который тоже появился по российской инициативе. Россия может позволить себе отказаться от европоцентризма. Ей доступны разные направления, в том числе наиболее динамичное развивающееся — азиатское, а также все еще пассионарное, хотя сейчас погрузившееся в хаос исламское.

Польские правящие элиты продолжают между тем отчаянно держаться за одного заокеанского патрона, что в современной ситуации выглядит не только унизительным, но и негигиеничным. Прижимаясь к трупу Запада, мы можем перенести гнилостные процессы на нашу почву. Правда, хотелось бы, опираясь на теорию пассионарности, верить, что поляки — это еще не старый сходящий со сцены народ.




ИноСМИ

Tags: ЕС, Кризис мозга, Кризис развития, Польша, США
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment