Previous Entry Поделиться Next Entry
Апурва Санги: Россия уже способна противостоять небольшим мировым кризисам
Для Вас
alexandr_palkin

Путь из Зазеркалья. Россия уже способна противостоять небольшим мировым кризисам

Фото Сергея Бобылева / ТАСС

Ведущий экономист Всемирного банка по России Апурва Санги рассуждает о том, как российская экономика восстанавливается после рецессии


Успех порождает успех, и кому это лучше знать, как не Льюису Кэрроллу, автору знаменитой «Алисы в Cтране чудес». Однако мало кто знает, откуда появилось название следующей книги — «Алиса в Зазеркалье». Возможно, отгадку нам подскажет тот факт, что единственное заграничное путешествие Кэрролл совершил в Россию в 1867 году. И вот теперь я, назначенный ведущим экономистом Всемирного банка по России, пытаюсь описать российскую экономику и разгадать эту загадку.



В первой статье для российского издания Forbes я хочу пообещать своим будущим читателям давать объективный взгляд на извилистую траекторию развития российской экономики. Мне кажется интересным, досадным, а иногда даже смешным то, что о российской экономике рассуждают без полутонов — она либо хорошая, либо плохая. Зеркало то розовое, то свинцово-серое. Поэтому обязуюсь быть объективным и основывать выводы на фактических данных, а если они недоступны, то на экономической теории. Разумеется, некоторые данные могут быть искаженными, а теория может вводить в заблуждение. Тем не менее данные и экономическая логика остаются нашей самой надежной защитой от человеческой субъективности.

Что происходило в российской экономике в 2017 году? Начнем с хороших новостей. После девяти кварталов непрерывного спада в 2014–2016 годах в прошедшем году российская экономика начала восстанавливаться после рецессии, и это уже большое достижение. Всего два года назад экономика достигла дна, опустившись до уровня минус 2,8%, а сегодня плюс 1,7%. Разворот произошел благодаря трем факторам.


Причины роста экономики



Первый — укрепление макроэкономической стабильности. Благодаря политике таргетирования инфляции Банка России она находится на самом низком уровне за всю историю наблюдений. Ее среднегодовой уровень не превышает 4%, это в три раза ниже, чем несколько лет назад. Если бы инфляционный тренд 2015 года сохранился, то тарелка салата оливье стоила бы сейчас не 312, а 402 рубля. Достаточное покрытие импорта (16 месяцев), высокий уровень международных резервов (свыше $420 млрд) и гибкий валютный курс помогают экономике справляться с внешними шоками. Госдолг составляет около 17% ВВП (в то время как в зоне евро почти 90%). Что касается дефицита бюджета (как консолидированного, так и федерального), то он едва превысит 2% ВВП по итогам года, что не свидетельствует о расточительности. А если учесть, что в России вводится обновленное бюджетное правило, то разговор о макроэкономике становится скучным. Но, может, рассуждения о макроэкономике, так же как о бухучете и стоматологии, и должны быть скучными?



Второй фактор — это улучшение конъюнктуры мировых рынков сырья. Цены на нефть, опустившиеся в начале 2016 года до $27 за баррель, сейчас поднялись выше $50, что можно считать вполне приемлемым уровнем. Кроме того, улучшается дисциплина стран-производителей нефти по выполнению условий соглашения о сокращении объемов добычи. Все это благоприятно сказывается на экспортерах сырья, в том числе на России.



Третий фактор — это восстановление мировой экономики. Впервые после кризиса 2008 года крупнейшие развитые экономики демонстрируют одновременный рост. За 2017 год в США и Японии ожидается повышение темпов роста до 2,1% и 1,5% соответственно, а в зоне евро 1,7% роста существенно превышает потенциальный показатель, оцениваемый в 1%. В азиатских экономиках, а именно в Китае, Индии и Вьетнаме, главных торговых партнерах России на стратегически важном Востоке, прогнозируется уверенный рост на уровне 6,7%, 7,2% и 6,3% соответственно.



В целом России помогло сочетание макроэкономической стабильности и удачи (рост цен на нефть и восстановление мировой экономики). Нередко мы переоцениваем вклад государственной политики в достижение роста, в то время как на самом деле главным фактором была просто удача. Эта мысль хорошо выражена в знаменитой работе Уильяма Истерли и соавторов «Удачная политика или удача политиков», где парадоксальным образом доказывается, что удача важнее, чем меры политики. Это напоминает историю о том, как Наполеон, которому представили одного талантливого генерала, сказал, что ему безразлично, талантлив ли он, главное — сопутствует ли ему удача. Бесспорно, России помогает удача (в том числе хороший климат, благодаря которому она стала ведущим мировым производителем и экспортером пшеницы).



Мировые тренды



Но одна из проблем также связана с удачей, точнее с ее отсутствием. Нынешний динамичный рост мировой экономики может оказаться неустойчивым из-за снижения инвестиций и сдержанного роста производительности. Ситуацию усугубляет высокий уровень задолженности: в развивающихся странах растет долговая нагрузка населения и есть признаки усиления уязвимости корпоративных балансов, в России, в частности, наблюдается ухудшение условий в секторе нефинансовых организаций. Если полоса везения в мировой экономике закончится из-за этих или других факторов, например значительного падения цен на нефть или внезапного ужесточение условий на мировых финансовых рынках, это не сулит ничего хорошего ни миру, ни России.



Есть и другие проблемы, которые рассматриваются в нашем «Докладе об экономике России». Во-первых, несмотря на небольшое сокращение бедности в 2017 году, почти 20 млн россиян остаются за чертой бедности. Во-вторых, несмотря на минимальный за всю историю общероссийский уровень безработицы 5%, в некоторых регионах этот показатель очень высок: 18,7% в Республике Тува и 27% в Ингушетии, в то время как в Москве и Петербурге всего 1,3% и 1,7%. В кризис регионам пришлось существенно снизить социальные расходы. Дальнейшее сокращение может быть и невозможным, и нежелательным.



В-третьих, банковский сектор остается уязвимым. Об этом свидетельствует санация таких крупных частных банков, как «Открытие», Бинбанк и Промсвязьбанк (третье, пятое и девятое место по размеру активов соответственно). Эффективность нового механизма регулирования в отношении несостоятельных банков будет иметь ключевое значение для сохранения стабильности банковской системы. Последние прецеденты санации не вызвали заметного напряжения в банковском секторе. Но если санируемые банки не будут проданы частным инвесторам, то это приведет к увеличению доли государства в структуре собственности банковского сектора. В этой связи возникает беспокойство относительно развития конкуренции и инноваций в финансовой системе в среднесрочной и долгосрочной перспективе.



Россия постепенно продвигается от рецессии к восстановлению и способна выдержать небольшие пертурбации в мировой экономике. Хотя укрепление макроэкономической стабильности было достигнуто ценой сокращения материального и социального капитала, необходимого для экономического роста.



Представляется, что России сейчас следует сосредоточить внимание на внутренних проблемах. Прежде всего, это касается задачи резкого улучшения конкурентной среды и инноваций. Недостаточное развитие по этим двум направлениям тормозит рост производительности — самый главный фактор экономического роста. Большинство обозревателей упускают из виду тот факт, что производительность в России была низкой и продолжала снижаться еще до того, как в 2014 году произошел двойной шок, обусловленный падением цен на нефть и санкциями. Может ли ситуация измениться в 2018 году? Следите за новостями…

Апурва Санги Forbes Contributor


Forbes



?

Log in

No account? Create an account